Суббота, 04/02/2012, 07:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Форум | Регистрация | Вход

Официальный
Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: agent 
Форум » Other » Fan Art/Download » Пила I (новеллизация) (Надоело ждать, пока Ли и Ван подсуетятся, решил написать сам)
Пила I (новеллизация)
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 10:09 | Сообщение # 1
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
***
Молодой человек пребывал в необычном сне. Сон этот был не крепким и безмятежным, а каким-то тяжёлым и глубоким, будто провал в бесконечной бездне… По телу пробежала волна холода и обильной влаги, но чёрная пропасть не отпускала сознание из своих цепких лап. Что-то засветилось в конце мрачного, таинственно коридора, тусклый мерцающий голубой огонёк прошмыгнул рядом, и исчез за поворотом туманного лабиринта. Внезапно гробовую тишину, разорвали волны! Мощные потоки хлынули меж стен призрачного тоннеля. Холодная жидкость, с привкусом ржавчины, заливала рот и нос… И тут он очнулся, резко распахнул глаза и обнаружил, что находится под водой, что сон оказался явью! Адекватное мышление притупилось, зато обострились инстинкты. Правая за что-то зацепилась, парень дёрнул ногой, и освободил её, после чего посылшалось характерное бульканье и журчанье убывающий воды. Молодой человек вытянул голову, неистово хватил ртом воздух и в припадке безумия и страха принялся махать руками и бить ногами по воде, расплёскивая её в разные стороны… Первый страх прошёл, оставив, где-то в районе желудка неприятное сосущее ощущение. Нескольких мгновений хватило, чтобы осознать две вещи: он находиться в какой-то ёмкости, а отнюдь не на дне Атлантического Океана, и кругом царит кромешная тьма. Отплёвываясь и откашливаясь, бедолага ухватился за бортики ванной, перекинул ноги и вылез. Босые ступни поскользнулись на холодной, эмалированной плитке и парень шлёпнулся ничком, больно ударив колено. Что же со мной случилось?– в безмолвном ужасе, а главное беспомощности подумала жертва необыкновенных обстоятельств. Парень встал на четвереньки, осторожно вытянув руки, он нащупал толстую шершавую трубу и сумел подняться. Стоило ему, чуть-чуть напрячь обоняние, как в нос ударил острый тошнотворный запах нечистот, парень брезгливо скривился от отвращения и досады. Пока молодой человек полз по полу, он успел отметить одну странную и пугающую вещь: на полу, что-то звонко шаркало, а левую ступню, что-то отягощало. Зацепился за что-то… Только за что? – пронеслись непрошеные мысли в возбуждённом мозгу.
- Помогите! На помощь! – хрипло заревел он во всю глотку. Он принялся панически вертеть головой, пытаясь разглядеть во тьме, хотя бы очертания предметов, окружающих его. На призыв о помощи никто не ответил. Юноша поднял и вытянул руки, на случай, если придётся драться. Он судорожно сглотнул и крикнул ещё раз. – Кто-нибудь!!!– такая же гробовая тишина. – Отзовитесь… - прибавил он без страха и злости, а лишь с отчаянной надеждой услышать, хоть чей-то голос. У пленника странным образом создалось впечатление, что он находиться в могильном склепе. – Я, что, умер?
- Ты не умер, - негромко донеслось из мрака. Голос был усталым и мягким и сквозил какой-то обречённой кротостью.
- Кто это?!– испуганно завопил парень, если голос не успокоил его, то взбудоражил, и заставил каждый мускул напрячься.
- Кричать бессмысленно, я уже пробовал, – уклончивый ответ прозвучал в той же интонации.
- Включите свет!
- Если бы я мог…
Молодой человек воспользовался словоохотливостью соседа (врага или брата по несчастью он ещё не знал) и из него теперь неудержимым каскадом повалили вопросы.
- Что происходит?! Чёрт возьми, где я?! Что это за вонища?!– истерически прокричал он, страшась даже собственного дыхания.
- Секундочку, кажется, я что-то нашёл...
Отрывистые хлопки загорающихся ламп на потолке, синхронизировала череда ярких ослепляющих вспышек.
Глаза резануло, и яркий электрический свет озарил узников старой обшарпанной ванной комнаты. Внезапный контакт зрительных нервов с ярким электрическим светом, был, мягко говоря, неприятным.
Парень сделал попытку приоткрыть веки. Перед глазами всё расплывалось, точно при фиксации объектива фотоаппарата. Но вот предметы постепенно стали обретать очертания, формы, цвета… Взгляд сфокусировался, на мужчине в противоположном конце старого замызганного сортира. Мужчина в синей рубашке, с потерянным выражением лица, и парой синяков, жался у стены. Ничего, не понимая, худощавый и подтянутый черноволосый парень, в серой, полосатой рубашке, опустил взгляд ниже и спустя секунду отпрянул, словно молнией поражённый. Посреди комнаты, в луже крови неподвижно лежал человек. Рассматривать детали и в голову не пришло, он хотел убежать, куда глаза глядят, но не смог ступить дальше одного шага. Левая лодыжка была заключена в кандалы, от которых к ближайшей трубе вела толстая железная цепь. Мгновения бестолкового ступора, взорвались приступом истерии. Парень с криком животного ужаса рванулся к трубе и принялся, что есть силы отдирать от неё цепь.
- А-А-А-А!!!! Помогите!!!! – завопил он, лихорадочно мотая головой и бестолково дёргая цепь – На помощь!!!

Сообщение отредактировал Adam_Stanheight - Среда, 22/04/2009, 10:19
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 10:29 | Сообщение # 2
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
***
- Успокойся, тебе надо успокоиться! – сдержанно и мягко проговорил «сосед».
Худощавый парень с узким и испуганным лицом, и копной липнувших ко лбу мокрых чёрных волос, затих и, переводя дыхание, выжидательно повернул к сокамернику голову. Похоже, его правая нога была также прикована к проходящим вдоль стены трубам.
- Что здесь за чертовщина?! – пронзительно воскликнул юнец, требуя ответа. Ровный и мягкий голос сокамерника внушил малую толику доверия. Белокурые волосы, аккуратная стрижка и аристократичные черты свидетельствами о положении в обществе. Впечатлительный молодой человек перестал метаться в припадке, даже в глубине души устыдился за своё поведение перед человеком, который вёл себя тихо и сдержанно. Он неотрывно следил за движениями и действиями мужчины, словно в надежде получить от него ответы и помощь.
Блондин в синей рубашке максимально старался сохранять самообладание и трезво мыслить. Он оказался в незавидной ситуации, но никаких логических ответов он не находил. Как и кому потребовалось оглушить его, и приковать к трубе за щиколотку? Какой смысл? Почему похититель не выдвигает никаких требований?
- Не знаю, - честно признался он и, беспомощно всплеснув руками, упёрся ладонями в колени. – Ты ранен? Как тебя зовут?
Если всепоглощающий страх отпустил сердце, то нервишки ещё всерьёз пошаливали. Парень дергано огляделся вокруг. В эту минуту непринуждённый будничный вопрос «Как тебя зовут?», казался ему верхом дикости.
- Нет, не ранен. Можешь звать меня, «Потерявший Рассудок»!– исступленно пролепетал он. – А как твоё имя? И что здесь происходит?
- Меня зовут Лоуренс Гордон, я врач. – Спокойно, не повышая голоса, отчеканил доктор, миролюбиво подняв руку.
Черноволосый парень присел на пол и принялся взволнованно исследовать свои оковы, в попытках разжать их или сломать цепь.
- Не надрывайся зря, только силы потратишь, - мягко посоветовал доктор и печально улыбнулся. Он уже успел изрядно ощупать кандалы и цепь, чтобы понять тот факт, что голыми руками делу не поможешь.
Доктор пристально посмотрел на тело, лежащего на животе мужчины с простреленной головой. Мёртвый мужчина был довольно жилистого, даже атлетического сложения; лысый, простреленная голова покоилась на боку, явив свету снесённый затылок с мозгами наружу. Белая футболка пропиталась кровью, которая обильно натекла из раны. Убитый был только в нательном белье. В левой руке, мёртвой хваткой, он сжимал револьвер, а в правой - какой-то небольшой прямоугольный предмет, похожий на аудио-плеер. Было ясно, по крайней мере, два факта про убитого: он покончил с собой, пустив себе пулю в висок, и он был левшой.
Только сделанное доктором наблюдение, никак не помогло бы освободиться от кандалов или вызвать службу спасения, что делало его совершенно бесполезным.
- Ты его не узнаешь? – задумчиво спросил врач. Конечно, у него было множество пациентов, и далеко не каждого он запоминал в точности до деталей, но в этом несчастном самоубийце, доктор Гордон увидел что-то знакомое. Дежавю.
- Нет, не узнаю! – в раздражении проворчал сокамерник, продолжая бесполезное занятие, тщательно ощупывая каждое звено толстой стальной цепи, словно выискивая слабое место.
Глупый необразованный юнец, только руки себе в кровь обдерёт, - с сочувствием подумал Лоуренс и вымученно улыбнулся.
- Ты помнишь, как попал сюда? – настроился он на беседу, чтобы узнать, что известно брату по несчастью и отвлечь его от бесполезного занятия.
- Я лёг спать, в своей дерьмовой квартирке, а очнулся здесь, в полном дерьме! - экспансивно взорвался молодой человек, он продолжал упорно стискивать кандалы и пытаться разжать их. – А что помнишь ты? – задал он встречный вопрос, сквозь стиснутые зубы; толстый металл оков никак не хотел поддаваться.
Лоуренс лишь печально и глубоко вздохнул, сам не зная ответ. Обрывки последних воспоминаний, как в воду канули.
- Помню, как ехал с работы домой… а потом чёрная дыра… - доктор неопределённо взмахнул рукой и сконфузился. Сокамерник же, наконец, успокоился и уселся на пол, положив усталые руки на колени.
- Я впервые в жизни вижу труп, - робко признался он, переводя дыхание, и его взгляд на мгновение встретился со взглядом мертвеца: тот не выражал ничего; ни страха, ни злости, а лишь смирение и покорность судьбе, остекленело, созерцая бесконечное пространство, именем Вселенная. – В реальности, а не в фильмах, они выглядят по-другому… Полная неподвижность… - философски заметил парень.
- Судя по этим цепям, - заметил в свою очередь врач более существенную вещь, - кто-то хотел, чтобы мы далеко не ушли…
- Шрамы у меня есть?!– тут же выпалил парень и вскочил, как ужаленный, задирая рубашку с футболкой. – Они всегда так делают; оглушают, похищают. Очухаться не успеешь, а твоя почка уже пристроена! – взволнованно протараторил худой парень, на что доктор лишь мягко усмехнулся.
- У тебя никто почку не изымал, в этом плане можешь быть спокоен.
- Откуда ты можешь это знать?– недоверчиво осведомился парень, но проницательный взгляд врача всё больше уверял в правдивости его слов.
- Иначе, ты бы уже истекал кровью, бился в агонии, или вообще умер.
- Ты что, хирург?
- Да.
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 10:34 | Сообщение # 3
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
Хирург и Фотограф.
Заметив, что парень немного успокоился и опустил футболку, доктор осмелился спросить ещё раз.
- Так может быть, скажешь, как тебя зовут?
Парень молчал ещё секунд десять.
- Адам Стенхайт, - сказал он негромко.
Доктор замолчал на пару секунд, и задумчиво заскользил глазами по комнате.
- Ну, что ж, Адам, – начал здраво рассуждать вслух доктор Гордон, - мы должны подумать, почему здесь оказались.
Лоуренс выпрямился и поморщился; в подошву босых ног немилосердно впивалась щебёнка; холодный белый кафельный пол бы обильно усеян этим мусором и прочим шлаком. – И тот, кто, нас сюда притащил, мог давно убить, но не сделал этого, значит ему, что-то нужно от нас,– умеренно растягивая слова, произнёс доктор, осматривая каждую пядь грязного и облезлого потолка. К безмерному удивлению врача, под потолком, за массивным выступом с его стороны, он увидел круглые стенные часы, с чистым и блестящим циферблатом. Монотонно и тихо ходила секундная стрелка, остальные две показывали пол одиннадцатого.
- Часы! – с приятным удивлением вымолвил он, указывая рукой на находку, и даже сделал один шаг, чтобы лучше рассмотреть их, но окова, на правой щиколотке, властно и жёстко пресекла дальнейшую возможность ходьбы. – Совсем новые.
Врач переглянулся с сокамерником.
- И… что? – непонимающе спросил Адам, с выражением крайней заинтересованности.
- И что?! – с горьким сарказмом передразнил Лоуренс. – Кто-то хочет, чтобы мы следили за временем.
Парень удержался от комментариев, а Лоуренс опустил взгляд на цепь и толстую трубу, к которой она была прикована.
- Постой-ка… - брякнул Гордон и, кряхтя, подтолкнул своё тело к массивной и ржавой двери. – Кажется, я дотянулся до двери…
Цепь натянулась до максимума, и доктор упёрся ладонями в холодную металлическую поверхность. Дверь была выдвижная и старая, и, похоже, открывалась лишь снаружи. Но врач не терял надежды и принялся упорно толкать её, чая себя надеждой, что этакую махину удастся сдвинуть.
Адам совсем сбился с толку, и пока хирург пытался безуспешно высадить дверь, он обыскал свои карманы рубашки.
В досаде Адам понадеялся найти хотя бы пачку сигарет; он ощупал задние карманы, и в сильном изумлении наткнулся на какой-то выступ, но это вряд ли, была пачка сигарет «MALBORO», скорее похожее на лист бумаги. Пленник изъял находку и повертел в руках. Посторонним объектом оказался средних размеров белый конверт, завёрнутый в глянцевый герметичный целлофан. На одной стороне конверта большими размашистыми буквами, чёрным маркером было выведено одно лишь слово «АДАМ».
Такой расклад дел, не мог не заинтриговать любознательного по натуре юнца. Парень находился в огромном смятении, он посмотрел на Лоуренса и, сконфузившись пролепетал:
- Как ты думаешь, что это?– Адам вытянул руку, и повернул конверт, так, чтобы была видна надпись. – Я н-нашёл, это в кармане!
Доктор оторвался от двери и повернулся к сокамернику с озадаченным видом, рассматривая конверт у него в руках. Сообразив в чём дело, он тут же лихорадочно начал шарить по собственным карманам. И очень скоро вытащил аналогичный таинственный конверт, где значилось имя адресата «ЛОУРЕНС».
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 10:39 | Сообщение # 4
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
Настороженный и пытливый взгляд хирурга не оставлял сомнений.
Парень нетерпеливо оторвал кусок полиэтилена, разорвал край конверта и тряхнул его над раскрытой ладонью.
Внутри конверта зашуршало, и в ладонь упал один единственный предмет: маленькая аудиокассета, предназначенная для портативных носителей, вроде диктофона или VHS-плеера. Адам выбросил ненужный конверт и поднял кассету на свет, с недоумением и замирением сердца, осматривая интересную находку. На кассете значилась надпись: «Послушай».
- Здесь написано…послушай… - отрешенно промолвил он.
Доктор нетерпеливо разорвал свой конверт и высыпал в ладонь его содержимое. Инвентарь представляли три предмета: маленькая аудиокассета с надписью «Послушай», пуля малого калибра. Лоуренсу доводилось в молодости служить в армии, и в патронах он немного разбирался: свинцовая пуля цилиндрической формы и стальным сердечником. Врача насторожил и испугал тот факт, что пуля была боевой, настоящей. Пуля перекочевала в левую руку, а вот от созерцания последнего предмета, важное и холёное лицо доктора просияло; это был ключ, маленький блестящий ключик, какими закрывают двери своих дешёвых квартирок или номера мотелей. От вожделения и трепета, доктор выронил кассету с патроном и кинулся к навесным замкам на своей ноге. Цепь запирало двое навесных замков: один на кандалах, второй на стыке с трубой.
Мужчина вставил ключ в скважину, но тот вошёл лишь наполовину, и повернуть его не было никакой возможности.
- Ну, давай! – в нетерпении пробормотал он, но ключ не повернулся. Лоуренс проделал ту же манипуляцию со вторым замком, что также осталось безуспешным.
- Давай мне! – крикнул Адам и с жадностью протянул руки.
Доктор примерился и швырнул бесполезный для себя ключ.
Блестящий предмет звонко шлёпнулся о плитку подле древнего унитаза. Адам внимательно проследил траекторию его полёта, потому не потерял из виду, и тот час метнулся к нему и схватил.
Адам уселся на пол, одной рукой крепко схватил замок, другой вставил ключик в скважину.
- Ну давай, давай! – в нетерпении пробубнил парень, он с силой втиснул ключ в замочную скважину и попытался повернуть. Безуспешно. Парень не теряя надежды, проделал аналогичную процедуру со вторым замком, результат оказался тот же.
- Чёрт! – горько воскликнул Адам и вскакивая, разочарованно швырнул бесполезный ключик на пол. – Проклятье!
Стенхайт упёр ладони в пояс, и попытался собраться с мыслями.
И тут он вспомнил про кассету. Адам снова посмотрел на неё, покатал в руке, и взгляд его упал на диктофон, который, лежал под правой рукой трупа мужчины, как раз со стороны Адама.
Парень наклонился, протянул руку, затем весь распластался на грязном полу, и тянулся с таким стремлением и силой, что ему на секунду показалось, что цепь оторвётся. Мышцы заныли, металл оков впился в голеностопный сустав и стал причинять ощутимую боль. Но попытки были также бесплодны, как и вскрытие замка. Адам отнял щёку от пола и поднял голову: до руки самоубийцы оставалось как минимум двадцать сантиметров.
- Поддень рубашкой, - спокойно посоветовал доктор и поддался вперёд. Ему было крайне интересно, прослушать информацию, которая записана на кассетках, так как она оказалась бы полезной для обоих, или на худой конец, им стало бы ясно, что от них хочет похититель.
- Точно, - усмехнулся своей невнимательности парень, быстро снял с себя рубашку, и скрутил в подобие верёвки.
Одежда подсохла, и парень ощутил лишь лёгкий озноб, оставшись в белой футболке. Адам прицелился, широко вытянул правое колено, левую ногу упёр в пол и изготовился к броску. Ловец выбросил вперёд руку, но рукав рубашки, едва коснулся шнура диктофона. Адам, кряхтя и морщась, повторил броски несколько раз, но толку было, как с козла молока: каждый раз шелковистая материя бесплотно скользила по кафелю, возвращаясь к владельцу ни с чем.
- Бесполезно, - беззлобно заключил он, поднимаясь с пола и потупившись, уставился в грязную обшарпанную эмалированную плитку пола. – Ничего не выходит, – словно чётки, парень комкал в руках рубашку, стараясь не накапливать внутри себя, растущее нервное напряжение.
- Поищи, чем можно зацепить! – нервно воскликнул доктор Гордон. – Посмотри вокруг!
Парень ещё раз повертел головой, всматриваясь во все доступные ему углы, но взгляду не за что было зацепиться. В поле зрения попадали: влажные проржавевшие трубы, древний зловонный унитаз, треснутые раковины, замызганные зеркала, да куча щебёнки и осколков кафеля на полу. Адам прошёлся, насколько позволяло ограниченное передвижение, и совершенно случайно заглянул в ванну; на дне у сливного отверстия валялась пластиковая пробка с тонкой и достаточно длинной цепочкой. Искренняя радость озарила лицо Адама в виде широченной улыбки, он мигом достал пробку, и принялся прилаживать цепочку к рукаву. Приспособление должно было помочь. Ловец вновь сгорбился и расставил ноги на ширину плеч и возобновил попытку «поймать диктофон». Один бросок, другой.
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 10:44 | Сообщение # 5
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
«Крючок» шлёпнулся в узкий радиус маленькой вешалки, пробка зацепилась за шнур и потянула его. Диктофон выполз из слабой хватки мёртвых окровавленных пальцев. С чувством азарта и победы, Адам рванул рубашку на себя, и вот диктофон «SONY» оказался у него в руках. Парень встретился на секунду с довольной улыбкой доктора, затем отложил ненужную рубашку с пробкой и поспешил вставить кассету и нажать на «Play», с выражением крайней озабоченности и священного трепета.
Сперва из динамика послышалось механическое шипение, затем раздался глубокий, устрашающий, но ровный и спокойный бас:
"- Проснись и пой Адам." - Вещал таинственный бас. - "Тебе, наверное, интересно, где ты оказался? Я скажу тебе где; скорее всего, ты находишься в той комнате, где вскоре и умрёшь. До сих пор ты оставался в тени, наблюдая как другие люди, проживают свои жизни. А что видят вуайеристы, глядя в зеркало? Отражение своей мерзкой сущности? Странным образом в тебе намешано множество качеств; ты злой, и в то же время романтичный, хотя по большей части, ты просто жалок. Сегодня, ты увидишь свою собственную смерть, Адам… если ты ничего не предпримешь…"
Клавиша воспроизведения громко щёлкнула, ознаменовав конец плёнки.
- Я ничего не понял… - пробормотал Адам, нервно бегая глазами, перерабатывая в мозгу только что полученную информацию.
Абсолютное непонимание, содержания таинственной, не то угрозы, не то инструкции, холодным испугом застыло в серо-карих глазах.
- Брось мне плеер. - мягко, но настойчиво потребовал доктор Гордон и протянул руку. Он мало, что понял из послания сокамернику, но был твёрдо уверен, что его запись всё прояснит.
- Нет, - убеждённо отказал парень и помялся на одном месте. Ты скоро умрёшь… - звучала в голове мистическая тирада. Парень был напуган, но в просьбе бросить плеер, отказал на отрез из-за практических соображений и смело выдержал недобрый взгляд хирурга.
Рискованно, он может разбиться! Лучше брось мне кассету!
Гордон насупился и с недовольным видом швырнул Адаму свою кассету.
Фотограф подобрал плёнку и, усевшись на трубы (босые ступни требовали отдыха) вытащил из проигрывателя свою кассету и заправил новую.
Тоже механическое шипение вместо вступления и тот же холодный голос:
- "Доктор Гордон… пора просыпаться. На протяжении всей своей жизни, каждый день, приходя на работу, вы сообщали людям, что они скоро умрут. Но сегодня, вам самому придётся стать причиной смерти другого человека. Ваша задача в этой игре, убить Адама Стэнхайта; вы должны сделать это, до того, как часы пробьют шесть." – Доктор машинально повернул голову и устремил взгляд на найденные им стенные часы, а диктофон трясся в дрожащих руках перепуганного фотографа-любителя, получающего деньги, за компромат на тех или иных состоятельных лиц. После четырёхсекундной паузы, голос продолжил:
-"Вместе с вами в комнате, есть ещё один человек." – Взгляды обоих без объяснений приковал труп. - "Когда в твоей крови столько яда, единственный выход – застрелится." – Похититель вдруг прервался и сухо закашлялся, но короткий приступ быстро прошёл, и послание продолжилось.
- "Вокруг вас спрятаны подсказки, которые помогут вам выйти победителем. Запомните: «крестом отмечено сокровище». Если до шести часов вы не убьёте Адама: Элиссон и Диана умрут, доктор Гордон, а вы останетесь заживо гнить в этой комнате. Пусть же начнётся игра! Следуйте зову сердца…"
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 12:37 | Сообщение # 6
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
Замешательство.
Мышцы стали дряблыми, по спине пробежали вездесущие мурашки.
- Это розыгрыш?- выдавил из себя ошеломлённый Адам, диктофон показался неимоверно тяжёлым, и он готов был уронить его.
Казалось, только доктор гордон хранил хладнокровное спокойствие и ясность ума.
- Дай мне плеер, сейчас же, - отрывисто произнёс он и протянул руки.
Без малейших возражений Адам исполнил просьбу. Когда серебристый диктофон упал в руки хирурга, он тут же отмотал плёнку назад.
Адам любопытно вытянулся.
- Думаешь это шутка?! – продолжал допытываться парень, в попытках рассмотреть, что же так заинтересовало Лоуренса, но тот сурово оборвал:
- Цыц! – шикнул он и приставил палец к губам: «Следуйте зову сердца…».
Гордон отключил проигрыватель, но взгляд его блуждал по комнате, глаза выдавали усиленную работу мозга.
- Он нас знает… - обречённым тоном прошептал Стенхайт, как тут Гордон неудержимо воскликнул, и вскинул указательный палец:
- За тобой!
Адам обернулся.
- На унитазе! Посмотри!
- Ну и что?! - Адам в негодовании всплеснул руками и в глазах его вспыхнул огонёк злости. - Это бредни какого-то психопата, а ты придаёшь им значение!
- Это может помочь нам выбраться отсюда! – с укором и раздражением пояснил врач. – Так, что действуй.
Адам опешил и молча развернулся. Ну, что ж,- решил он, - раз этот негодяй хочет играть, раз мы его пленники, будем следовать его подсказкам. Стенхайт подошёл вплотную к древнему унитазу, склонился над ним, при виде его зловонного содержимого, парня закоробило, он умоляюще посмотрел на Лоуренса.
- И чтооо дальше? – тошно протянул он.
- Проверь, что внутри!
Стенхайт злобно покосился на доктора. Ему не нравилось, когда им помыкали, он был свободным и независимым, даже сам ставил условия перед своими клиентами, невзирая на их социальное положение в обществе. А тут им командуют! Благо фотограф не стал развивать дискуссию, доктор дело говорил, если на дне этого зловонного сральника находится ключ от кандалов, надо окунуть руку в дерьмо…
Адам брезгливо скривился и опустил руку в унитаз, когда рука окунулась в жидкое и холодное зловонье, фотографа передёрнуло, он отвернулся с выражением белой горячки. Он принялся копаться рукой туда-сюда, ощупывать стенки, и дно… Спустя пять секунд, отплёвываясь и морщась, фотограф выдернул руку, оросив футболку и джинсы, столетними нечистотами.
- Ну что там? - доктор настойчиво требовал отчёта, Адам посмотрел на него испепеляющим взглядом.
- Только дерьмо!
- Проверь бачок! – посоветовал Гордон.
Адама словно обухом по голове хватили. Он отпрянул, поднял руку, со стекающим с пальцев жидким прогнившим дерьмом, и посмотрел на неё с выражением крайнего замешательства. Стенхайт перевёл взгляд на издевательски нарисованное сердечко, встал на колени и осторожно, сняв крышку бочка, положил её на сиденье. Кажется, что-то есть!
Он любопытно вытянулся, и к своему восторгу заметил, скрипящий чёрный полиэтилен. Фотограф не замедлил схватить находку и явить свету вместительный чёрный пластиковый пакет. Он высоко поднял его над собой, и выпрямился.
- Раньше не мог сказать?!– посетовал Адам на непредусмотрительность Гордона.
Адам тут же вскрыл его, и краем глаза осмотрел содержимое, затем запустил руку и извлёк две небольшие ручные пилы. Кажется там было что-то ещё… О, Господи…
Нет, - в глазах Адама мелькнул испуг, он поспешно скомкал мешок и выбросил в ванную, затем уселся на пол, схватил ножовку и принялся ею резать цепь.
Шустрый однако, - невесело усмехнулся Лоуренс и широко развёл руки.
- Эй! Может, дашь мне вторую? – спросил он с горьким сарказмом.
- А? – Адам оторвался от своего занятия и с растерянным видом повернулся к сокамернику, тот стоял с требовательным видом и ироничной усмешкой. Голову фотографа занимал, неизвестно каким образом взявшийся, в этом самом мешке, компромат. Узнает, голову мне оторвёт, - подумал он, и, подобрав вторую ножовку левой рукой, небрежно швырнул в сторону доктора Гордона.
- Держи, прости, я задумался, - слабо и неубедительно отбрехался Адам, и поспешно отвернулся, ибо глаза и лицо, его выдавали. Парень был рад, что процесс распиливания цепи отвлечёт их обоих; он упёр правую пятку в трубу, по удобнее устроил левую, и, намотав на левый кулак толстую цепь. Правой рукой он сжал крепкую пластмассовую ручку и принялся, что есть силы водить зазубренным лезвием по стальным звеньям цепи. Назойливый скрежет стоял в ушах, но ради свободы, Стенхайт готов был стерпеть, что угодно…
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 12:42 | Сообщение # 7
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
Рука начала уставать, мышцы заныли, и с каждым движением, Адам начинал осознавать горькую истину, что зубья пилы, не нанесли и жалкой бороздки на треклятую цепь. Он стиснул зубы от жгучей досады, покраснел от натуги, сжал ручку ножовки с такой силы, что побелели костяшки пальцев, и пилил остервенело, с запалом неистового безумия. Внезапно, от чрезмерно сильного нажима, лезвие с лязгом отскочило от корпуса, и Адам совершенно потерял контроль над своими нервами. В безмерном разочаровании и досаде, он стал долбать сломанной пилой по трубам и стене, выпуская свою бессильную ярость.
- Сволочи, чёрт! Будьте вы прокляты!
Стенхайт испустил глухой рык отчаяния, и в сердцах швырнул бесполезный инструмент в зеркало.
Он молча рухнул на колени и в понуро опустил голову.
Что же это такое? – вертелись мысли в его голове. Зачем всё это? - думал он. Тяжело переводя дыхание, Адам откинулся и прислонился к холодной трубе.
Более опытный и физически сильный, Лоуренс затратил куда меньше сил, чем младоумный и экспансивный Адам. Врач перевёл дыхание, и на его лице появилась горькая усмешка, а в глазах засветился сумасшедший восторг разгадки замысла похитителя. Он поднял ножовку перед глазами, и задумчиво пробормотал:
- Он хочет, чтобы мы пилили не цепи, он хочет, чтобы мы пилили ноги. Кажется, я знаю, кто затеял с нами все это.
Психологическое угнетение и отчаяние, как рукой сняло, Стенхайт порывисто вскочил на ноги, и устремился вперёд, пока цепь на ноге не натянулась до предела.
- Что ты сказал?! – с жаром переспросил он, не испытывая в эти минуты ничего, кроме праведного гнева и отвращения к коварному шутнику, что посадил на цепь двоих человек.
- Какому садисту и извращенцу, могло прийти в голову такое?! Говори, кто это!
- Спокойно, с ним самим я не знаком. Я слышал о нём, потому что сам был подозреваемым. Я начну с самого начала…
Доктор устроился поудобней, вытянул ноги, насколько позволяла цепь, и начал вести повествование.
- Начну с самого начала, - вздохнул он, прислонившись спиной к стене. – Я узнал о нём из газет, и последнее, что слышал о нём, это то, что власти его ещё не поймали.
***
Детективы, Тэпп и Синг, осторожно спускались по крутой и узкой лестнице, в подвал одного из старых, находящихся под сносом домов. Вокруг свисали куски жёлтой ленты, которая огораживала подвал от любопытных прохожих. На месте преступления уже работала команда криминалистов.
Синг, подтянутый молодой человек, азиатской внешности, прислонил к носу рукав пиджака, при виде мало эстетичной картины: большую часть подвала занимала огромная, решётчатая клетка, обвитая изнутри хаотическими, спиралевидными мотками колючей проволоки. Посреди этого хаоса, почти упираясь в решётчатую стену клетки, висел человек в одних только белых семейных трусах… труп, с безвольно свисающими руками, и головой, испещрённый порезами различной глубины, запутавшийся в рядах, развешанной по всем направлениям, проволоке, точно муха в паутине. Человек крупного, даже толстого телосложения, и судя по тлетворному, едкому духу, пробыл здесь довольно долго. Благо криминалист-эксперт Эллисон Керри, не замедлила подойти к новоприбывшим детективам с отчётом. И чернокожий мужчина среднего возраста, детектив Дэвид Тепп повернулся к коллеге.
- Труп далеко не свежий,- доложила молодая женщина в строгом деловом костюме, и полицейском жетоне на груди. – Ему около месяца. Погибший мужчина сорока шести лет, умер от обширной кровопотери, в основном из бедренной артерии.
Синг нерешительно посветил на тело убитого фонариком.
Тэпп внимательно прищурился, изучая труп. По его строгому, сосредоточенному лицу, можно было сказать, что за двадцать пять лет работы в полиции, аналогов подобному он не встречал.
- Он стремительно бросился вперёд из глубины клетки, - продолжала Керри, - и с такой силы налетел на колючую проволоку, что даже удивительно, как ему удалось прорваться так далеко.
Синг испуганно глянул на коллегу и опустил фонарик.
- Вы уже сняли отпечатки? – беспристрастно осведомился Тэпп.
- Конечно, и пробила в базе данных. - С лёгкой язвой в голосе отозвалась Керри. – Личность идентифицирована, как Пол Лайхи. Жена, дочь, работал бухгалтером в строительной фирме «Четыре стены – и дом готов». Не судим. Да вот оно… - Керри явила свету маленький диктофон, запечатанный в пластиковый, герметичный пакет, чтобы не смешать отпечатки пальцев.

Сообщение отредактировал Adam_Stanheight - Среда, 22/04/2009, 12:43
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 12:49 | Сообщение # 8
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
- Это мы обнаружили рядом с телом, - доложила она и нажала на клавишу воспроизведения. Сперва из динамика донеслось шипение, треск помех, но потом заговорил глубокий, ледяной бас:
«Здравствуйте, Пол! Вы абсолютно здоровый, рассудительный мужчина из среднего класса; у вас есть семья, стабильная работа. Тогда скажите: почему в прошлом месяце, вы полоснули себе по запястью бритвой, прямо на рабочем месте? Вы порезали себя, потому что на самом деле хотели умереть, или вы просто надеялись привлечь к себе внимание? Сегодня, вы, мне это покажите. Но по иронии судьбы, если вы хотите умереть, вам надо оставаться на своём месте, если же вы хотите жить, вам придётся снова себя резать! Преодолейте Лабиринт из колючей проволоки, и найдите дорогу к люку. Но торопитесь: в три часа люк закроется, и эта комната станет вашей могилой. Сколько крови, вы готовы пролить, чтобы остаться в живых?»
Плёнка кончилась.
- На люке был установлен таймер, до трёх часов он был открыт, - прокомментировала Керри и кивнула в сторону выхода. – Потом захлопнулся. Ему дали два часа.
Керри отошла в сторону, давая возможность поработать детективам.
Детектив Тэпп подошёл вплотную к решётке, и посветил на тело. Несколько секунд, хватило, чтобы намётанный глаз выделил из множества кровавых рубцов, одну маленькую неестественную рану.
- Кусочек пазла, - проговорил Тэпп. – На спине вырезан кусок кожи, в форме фрагмента мозаики. Не могли раньше сказать?!– бросил он, нахмурившись, поворачиваясь к эксперту.
***
- Газеты дали ему прозвище - Конструктор Смерти; полиция – Убийца-Пазл; третьи лица величают его Пилой. Строго говоря, он не убийца; он создавал ситуации, при которых жертвы сами себя убивали, отказываясь от членовредительства, или умирая в ходе сего.
- Но, как ты стал подозреваемым?!
- Спокойно, я к этому подхожу.
***
После того, как Тэпп и Синг тщательно осмотрели место преступления, снова явилась Керри.
- Я нашла кое-что интересное. В стене напротив, есть небольшое отверстие. Похоже, наш друг, любитель кровавых зрелищ. И ещё, кое-что, более существенное. Улика! – женщина протянула детективам, обёрнутый в кусок пластика, портативный фанарик-ручку.
- Отпечатки?
- Только что получила результаты. Идентифицирован, как Лоуренс Гордон, хирург-онколог центральной городской больницы «Ангелы милосердия». Удостоен звания «Хирург года», можете в это поверить?
Тэпп и Синг переглянулись.
***
- Это было пять месяцев назад. Меня вызвали на допрос. Он хотел меня подставить.
Доктор печально улыбнулся. – Понятия не имею, как мой фонарик мог оказаться у него, но детектива Тэппа это не волновало. С помощью моего адвоката, с меня сняли подозрения.
Лоуренс вымученно вздохнул и положил пилу на пол.
- Когда моё алиби подтвердилось, и я получил разрешение покинуть участок, детектив Синг попросил меня остаться, и послушать показания женщины, которой удалось выйти живой, из игры этого маньяка.
***
В приёмную провели молодую женщину, лет двадцати восьми, с мрачным и отстранённым выражением лица и чёрными, прямыми волосами, стянутыми в хвост. На груди у неё значилась табличка «Визитёр», в знак того, что она посетитель, вызванный на дачу показаний, в целях помощи следствию. Доктор Гордон с интересом осматривал её, сидя в другой комнате. Будучи наблюдательным, он отметил несколько выделяющихся примет: на уголках её губ багровели свежие раны; на левой щеке заживал рубец.
Тэпп осторожно подсел к ней и заговорил с ней чрезвычайно мягко и любезно.
- Аманда, - когда она подняла глаза, её взгляд походил на взгляд затравленного и замученного зверька; по осунувшемуся лицу пробежала слабая дрожь, - не надо торопиться. Расскажите, что произошло с вами, с самого начала.
Девушка глубоко вздохнула и, сделав паузу, начала говорить. Каждое слово, вырванное из чудовищных воспоминаний, давалось ей неимоверно тяжело; это было видно по её лицу, а главное - по глазам.
- Когда я очнулась, я не сразу поняла, что меня похитили… - пробормотала она ломким, и слабым голосом. – Во рту я ощутила привкус железа и крови… На мне был одет тяжёлый шлем; я не могла говорить. Я попыталась пошевелиться, но поняла, что руки привязаны к подлокотникам.
Аманда периодически делала затянутые паузы и собиралась с силами.
- Неподалёку включился телевизор, я повернулась к нему, и увидела на экране уродливую куклу…
***
Кукла медленно повернула голову к своему зрителю. Уродливое деревянное лицо, выкрашенное белой краской, выпирающие щёки, разукрашенные красным, большой угловатый нос, и чёрный парик спутанных волос…
Величиной кукла была почти вполовину человеческого роста, одетая в опрятный с иголочки похоронный костюм. Но что больше устрашало в кукле, так это пронзительный взгляд больших красных, с чёрными зрачками, глаз.
Рот куклы начал открываться и закрываться, в такт голосу, глубокому утробному басу:
- Здравствуйте Аманда,- на редкость учтиво поздоровалась кукла, - вы меня не знаете, но я знаю вас. Я хочу сыграть с вами в игру… И вот, что случиться, если вы проиграете…

Сообщение отредактировал Adam_Stanheight - Среда, 22/04/2009, 12:53
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 13:12 | Сообщение # 9
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
Камера стала перемещаться по комнате, и кукла осталась за кадром.
- Устройство, которое на вас одето, называется «Анти Капкан». – Продолжала познавательный доклад кукла. - Принцип его работы такой же, как у обычного медвежьего капкана, только обратный.
Камера остановилась на гипсовом муляже человеческой головы. Муляж обрамлял тот же самый «Капкан», что и голову Аманды. Она испуганно затаила дыхание, позабыв о боли во рту, её сердце усиленно билось.
- Захватывающие дуги «Капкана» неподвижно фиксируют, ваши: нижнюю и верхнюю челюсти. У устройства пружинный таймер, и как только он сработает: ваш рот будет разорван. Сейчас я вам продемонстрирую…
Голова куклы опустилась к гипсовому макету, камера сместилась чуть ниже.
Аманды, почти немигающим, полным животного ужаса взглядом, следила за хождением стрелки часового механизма, установленного на боку шлема. Когда стрелка достигла конечной отметки, тяжёлые дуги мгновенно разошлись: капкан раскрылся, а гипсовая голова разлетелась на мириады осколков и облако пыли.
При виде участи, которая ждёт и её, девушка испустила протестующий, глухой вопль. Панические крики выходили сквозь стиснутые зубы, глухим, жалобном рыком.
Камера вновь переместилась на куклу, и взяла её крупным планом.
- Открыть «Капкан», можно только одним ключом. Ключ находиться в желудке, вашего мёртвого сокамерника. Посмотрите вокруг, и убедитесь, что я не лгу.
Спустя короткую, но жуткую, леденящую кровь паузу, деревянная створка рта произнесла:
- Жизнь или смерть, Аманда? Выбор за вами…
Изображение прервали шипящие помехи, и экран телевизора погас…
***
Аманда снова замолчала, опустила голову, и на этот раз пауза затянулась. Видимо ей было сложно сосредоточиться.
- Аманда, что было дальше? – с заботливой улыбкой спросил детектив Тэпп.
Она сглотнула и продолжила:
- Я была привязана не так сильно, как мне показалась сначала, и мне удалось вырваться.… Но как только я вскочила с кресла, шнур оторвался и часовой механизм запустился…
Я пыталась сорвать шлем руками, но он сидел, как влитой… Я обернулась… и в нескольких шагах от себя, увидела тело…

***
На фоне полутёмного помещения, он был виден отчётливо, тем более что на него был направлен свет яркой лампы, установленной на длинном штативе. Аманда неуверенными, слабыми шагами подошла к нему и рухнула на колени. Он был бос, и казалось, безмятежно спал, судя по его неподвижному, беззаботному лицу; руки сложен по швам, ноги вместе… одна стопа лежит прямо, другая лежит на боку… У девушки предательски сжалось сердце, она узнала его. Это был, Донни – её друг, приятель по несчастью. Всклокоченные короткие волосы шатена, мало выделяющиеся черты лица… Всепроникающее тиканье в ушах, напомнило, что следует поторопиться. Её сердце разрывалось от боли. C глухим плачем, она задрала дешёвый свитер: на животе был намалёван большой знак вопроса, а рядом лежал нож… похожий на хирургический, предназначенный, чтобы колоть и разрезать плоть…
Дрожащими пальцами она взяла ножик, подняла его перед глазами, тихо всхлипывая…
И тут лицо зашевелилось, болезненно сморщилось… он засопел… захрипел… открыл глаза. Вероятно сперва он ничего не понимал, не мог пошевелиться или заговорить, но увидев в руках женщины нож, глаза его расширились от ужаса.
Аманда не могла колебаться, не могла ждать: таймер неумолимо тикал, сокращая отведённое ей время.
Она крепко стиснула рукоятку ножа, высоко занесла лезвие... Руки дрожали…
Она отвела взгляд, не в силах глядеть на эти глаза, в которых сосредоточились все мысли и чувства этого человека, которые кричали, звали на помощь, умоляли остановиться…
Она опустила нож, второй третий раз, нанося удары неистово, и остервенело. А он мычал громко и исступленно…
***
Аманда снова замолчала, подбородок дрожал, на глаза навернулись слёзы. Тэпп дал ей одну минуту.
Доктор Гордон, бледный и чрезвычайно заинтригованный, ловил каждое слово, но воспользовавшись затянувшимся молчанием, детектив Синг украдкой прошептал:
- Ему ввели лошадиную дозу опиума. Он не мог пошевелиться…
- То есть? – ошеломлённо переспросил Гордон. - Он был жив?!
- Да, был,- безрадостно с горькой иронией подтвердил Синг, и оба устремили взгляд на потерпевшую.
- Что было, когда вы нашли ключ?– тихо с добротой в голосе, спросил Тэпп.
***
С остервенелым рвением, она копошилась в кишках убитого, пальцы лихорадочно ощупывали каждую жилку, по не нашли инородное тело. Ключ. Она схватила его, быстро нащупала на затылке, маленький навесной замок… Ключ подошёл, щёлкнув, замок отлетел в сторону. И как только, девушка сорвала с себя проклятый капкан, механизм сработал, и захватывающие дуги его громко лязгнули в миллиметре от лица жертвы.
Бесполезное и теперь уже безобидное устройство, тяжело свалилось на пол, а Аманда разразилась скорбными, пронзительными воплями и слезами горечи от пережитого кошмара.
В конце коридора раздался скрип вращающихся педалей. Истерика стихла, женщина насторожилась... В комнату подкатила памятная кукла, верхом на детском, трёхколёсном велосипеде. Кукла остановилась, глядя невидящими глазами на растрёпанную, потерянную девицу с окровавленными руками и ртом.
- Поздравляю Аманда,- зычный, механический бас, эхом отражался от стен в просторном помещении, – вы остались в живых. Большинство людей в нашем мире, абсолютно не ценит жизнь, но только ни вы, и ни теперь…
***
Аманда рассказала, как всё было, и теперь не могла сдерживать слёз, которые тоненькими струйками, скатывались по впалым щекам.
Гордон застыл в недоумении, не спуская с неё глаза.
- И… вы теперь цените жизнь? – с ноткой иронии осведомился Тэпп.
Аманда подняла на него заплаканные, опухшие глаза. В её взгляде и выражении лица появилось, что-то новое… мужественное… слега строптивое.
- Он помог мне избавиться от наркозависимости…
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 13:18 | Сообщение # 10
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
***
Адам выслушал, по истине, фантастический рассказ, с должным вниманием и почтением примерного слушателя. Он был настолько увлечён повествованием, что даже перестал чувствовать холод кафельного пола. После того, как Гордон смолк, Адам ещё секунд двадцать молчал, потупившись, опустив глаза, перерабатывая в мозгу полученную информацию.
Шокирующая правда не желала укладываться в голове. Несчастная девушка, - с искренним состраданием подумал фотограф, невзирая на эгоистичную натуру, его сердце защемило от жалости к Аманде. Секунду спустя он отогнал непрошенные мысли, и, сглотнув, спросил:
- Ты уверен, что это он?
- Да, уверен,- убеждённо отозвался доктор.
То ли спокойный уверенный ответ Гордона, не слишком убедил нервного и напуганного парня, то ли наоборот раздосадовал.
Внезапно поведение Адама разительно изменилось, он недоверчиво скривился и вперился в Гордона ошалелым взглядом, дрожащим, как у наркомана во время ломки.
- Откуда мне знать, что ты не врёшь?! – выпалил он и с выражением крайнего возмущения ткнул пальцем в доктора. – Может быть, ты меня сюда засунул!
И попробуй доказать, что это не так! – прибавило он мысленно и сердито.
Лоуренс лишь устало закатил глаза, и посмотрел на парня взглядом своей профессиональной этики, каким встречают душевнобольных, безнадёжно-отчаявшихся, или умственно-отсталых кретинов.
- Обрати внимание: я абсолютно в таком же положении, что и ты,– спокойно отпарировал он и неприязненно отвернулся.
Щёки Адама вспыхнули, самолюбие оказалось уязвлено. С ярким чувством собственного достоинства, Стенхайт так и взвился, превратившись в клубок оголённых нервов.
- Ошибаешься! – полным негодования голосом, крикнул и вскочил на ноги, позабыв видимо, что ногу мёртвой хваткой удерживают кандалы. – Ошибаешься! – крикнул он снова, с явными нотками истерии и яростно дёрнул ногой цепь. По телу пробежала нервная дрожь. - У тебя есть то, чего нет у меня! Информация!
Сейчас я тебя разговорю! – пронеслась в разгорячённой голове свирепая мысль, и Стенхайт наклонился, скользя взглядом по полу, и поднял первый попавшийся предмет – довольно крупный осколок зеркала, который разбила брошенная им пила.
- А ну живо выкладывай, что тут происходит! – грозно потребовал он, голос грозил сорваться. – А то я тебя зарежу, ко всем чертям! – Для пущей наглядности, что он не шутит, Адам угрожающе потряс своим «смертоносным орудием». Но стоило ему, чуть дольше одной секунды задержать взгляд на осколке, как тот смягчился, и парень застыл в удивлении. По роду своей деятельности, фотограф разбирался в оптике, и технике слежения. Гладкая, зеркальная поверхность, какой и должна быть, вовсе таковой не являлась - стекло было тусклым и прозрачным.
- Что? – поинтересовался Гордон и поднял взгляд на Адама, с осколком стекла в руках.
Такие стёкла применяются для скрытного наблюдения за людьми, при этом шпион находится в тёмном помещении, а объект наблюдения — в освещённом. Принцип действия зеркального стекла в том, что тусклый шпион не виден на фоне яркого отражения. Вывод напрашивался сам за себя.
- Это одностороннее зеркало! – выдохнул он, всё ещё поражённый удивительным открытием.
Доктор Гордон уже стоял на ногах, умственно пытаясь разрешить задачу.
- И что ты хочешь этим сказать?
- Это значит, что, он наблюдает за нами снаружи! – протараторил в ответ Стенхайт, с укором, затем тут же наклонился и схватил крупный кусок цемента, прочего шлака, валялось великое множество. Адам размахнулся и со всего маху метнул снаряд в зеркало. Хорошо, что я не суеверный, подумал он на ходу.
Со звоном посыпалось битое стекло, но зеркало было ещё цело. Адам повторил броски, и последние куски зеркала откололись и свалились на пол. Когда липового зеркала ни стало, Адам обнаружил, что прямо на него смотрит объектив видеокамеры, с мигающим красным индикатором. Удивление, страх, и крайнее возмущение, смешались на мальчишеском лице.
- Так вот, что здесь происходит! – негодующе воскликнул он и экспансивно всплеснул руками. – Я попал в реалити шоу!
Ему захотелось, хоть как-то досадить этому психу, и он начал всячески кривляться.
- Что, интересно? Как хоть программа называется? «За стеклом»? А?! Я передам привет? Джен, ты чокнутая антиглобалистка! Миссис Морис, у вас огромный жирный зад, и хрен вам, а не квартплата! – кричал он со злым сарказмом, и принялся подбирать осколки кафеля, цемента, и швырять в камеру, разражаясь самой отборной, нецензурной бранью.
- Давай-давай! Всё записывай!
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 13:25 | Сообщение # 11
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
***
На экране монитора, в чёрно-белом спектре, мелькала ванная комната, с двумя прикованными в ней мужчинами. Доктор сохранял холодную сдержанность, а вот молодой похоже нервничал и злился.
- Ты его не остановишь!– остановил юношу зрелый врач.
- Ты хочешь, чтобы он и дальше нас снимал?!
Мужчина, сидящий за монитором мерзко улыбнулся и издевательски помахал «подопытным» ручкой в чёрной перчатке.
- Я вас вижу, - проворковал он, - но не смотрите на меня, я не могу вам помочь!
***
- Ты его не остановишь! – здраво рассудил Гордон.
- Ты хочешь, чтобы он и дальше нас снимал?!
- Твои жалкие камешки не нанесут камере никакого вреда, она под непробиваемым стеклом. Этот тип продумал все возможные варианты. Поэтому ты не можешь стекло разбить, а мы распилить цепи! – Доктор в сердцах всплеснул руками и снова принялся мерить шагами ограниченное пространство, позвякивая цепью.
- Похоже, ты в восторге от этого ублюдка! – взъерепенился Адам и кинул на сокамерника недобрый взгляд исподлобья.
Лоуренс Гордон не обращал внимания на не уравновешенного паренька, он искал подсказку.
- Чтобы решить проблему, надо узнать причину её возникновения! Именно так мы боремся с болезнями.
Гордон задрал к потолку голову.
- Голос сказал, что нужно искать место отмеченное крестом… Помоги мне его найти. – вежливо и мягко попросил Лоуренс, но в противовес его спокойствию, всегда найдётся адамова порция скепсиса и ярого противоречия:
- Как ты можешь быть таким спокойным, док?! У него твои жена и дочь; он может делать с ними чёрт знает, что! Ты об этом подумал?! Он…
- Я не перестаю думать об этом! – резко повернулся Лоуренс и сверкнул голубыми глазами, затем отвернулся и облокотился о стену. – И о последних словах, которые сказал дочери…
Адам, видимо решив, что задел какую-то личную драму, замолк и с виноватым видом уселся на трубы.
- И что ты ей сказал?
Гордон провёл ладонями по лицу; от глаз до подбородка:
- Не сдержал обещания… - мрачно признался он и откинул голову.
Мельком он вспомнил вчерашнюю ссору с женой, видимо Эллисон подозревала, что доктор целыми пропадает не только из-за объёмной работы в больнице, она подозревала, что он завёл любовницу… Что ж, это было недалеко от правды…
Адама видимо тоже потянуло на сентиментальщину, поэтому он тихо, безрадостно затянул свою драму, устало прислонившись к холодной кафельной стенке:
- А я вчера перед тем, как… - парень вдруг осёкся, словно собирался сболтнуть лишнего. Доктор отделил свою голову от стены и вопросительно посмотрел на сокамерника. – Перед тем, как пойти на работу! – быстро поправился Адам и далее стал говорить легко и непринужденно. – Встретил девушку в подъезде…
Гордон стал сочувственно смотреть на Адама и мягко улыбался, но реакция Гордона его мало заботила, по его лицу было видно, что он блуждает в своих мыслях.
- С виду скромница… Брюнетка, чёрные волосы «под ёжик», стройная миловидная.
Я с ней разговорился, видимо она спешилась, как и я. Но напоследок я её сфотографировал… И мы разошлись… Хотел потом найти её, поговорить с ней ещё…
- Адам смолк, его блестящие глаза блуждали в воспоминаниях, парень печально усмехнулся. – А я даже имени её не успел спросить… Если бы я успел проявить плёнку, показал бы тебе карточку…
С минуту оба молчали, затем доктор полез в карман брюк. Доктор удержался от ободряющих и успокаивающих речей. Не хотел лишний раз обнадёжить. Перед ним простиралась неизвестность.
- Хочешь взглянуть на моих? – доброжелательно с теплотой в голосе спросил он и вытащил бумажник. С молчаливого согласия Адама, доктор размахнулся и бросил ему бумажник.
Адам поднял бумажник, открыл и на первой странице, увидел фотографию с девочкой лет десяти. Русые волосы, розовая кофточка: девочка улыбалась и обнимала здорово терьера.
Стенхайт коротко улыбнулся:
- Красивая. – Констатировал он и опустил бумажник. – Не хотите ещё детей?
- Мы… говорили об этом, - замявшись, отозвался Гордон и смущённо улыбнулся. – но у нас такой плотный график, что и на одного времени не хватает.
- А где везучая жёнушка?
- Там, на второй странице.
Адам полистал бумажник… и в ужасе разинул рот и выпучил глаза… он увидел жену доктора Гордона, но всё было дело в том, что белокурая женщина, рядом с дочерью, находилась со связанными руками и кляпом во рту. В испуганных глазах, смотрящих в объектив, читался безмерный ужас и обречённость. Адам перевернул фотокарточку, и обнаружил на чёрном обороте надпись, которая гласила:
"С приветом! Место отмеченное крестом: иногда закрыв глаза, можно увидеть то, что скрыто"
Стенхайт судорожно сглотнул и поспешил спрятать фотографию в карман.
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 13:32 | Сообщение # 12
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
- Её здесь нет, - выдавил он, натянуто и растерянно глянул на Лоуренса.
- Что? – хмуро переспросил Гордон.
- Той фотографии, про которую ты говорил. Её здесь нет! Вот смотри.
Адам вернул бумажник владельцу, тем временем по глубже запихнув фотографию в карман.
- Он.. он её вытащил! – жалостливо и встревоженно пробормотал Лоуренс, потроша свой бумажник, проверяя каждое отделение.
А Адам исподтишка вытащил мятую фотокарточку-предупреждение и трепетно рассматривал её в тени толстых водопроводных труб:
Значит, он не блефует! – прошептал фотограф, и стал усиленно соображать, как ему выйти живым из этой передряги… На часах было без десяти два.

Страшный Человек.
Диана засеменила по коридору. Она была в ночнушке, испуганно прижимая к себе плюшевого медвежонка.
- Мама!– тихо позвала она.
Эллисон не спала, хоть и была в пижаме. Она устроила сцену мужу, после чего тот снова уехал в свою проклятую больницу.
- Что милая? – она обняла дочь и убрала с её лба распущенные тёмно-русые локоны.
- В моей комнате Страшный Человек. Папа не нашёл его, но я знаю, что он следит за мной из темноты…
Эллисон мягко улыбнулась.
- Если папа не нашел, может быть, нам удастся его найти? – она лукаво усмехнулась и подмигнула дочурке. – Пойдём, отыщем и прогоним твоего Страшного Человека.
***
- Видишь? Никакого Страшного Человека здесь нет.
Эллисон уложила дочь в постель и накрыла одеялом.
- Спи, - она поцеловала Диану в лоб и покинула её комнату.
Однако от материнских слов, легче девочке не стало.
Ставня окна отчётливо скрипнула, и из образовавшейся щели показался глаз… безумный, прожигающий сознание глаз…
Диана съёжилась в кроватке и проскулила:
- Ну вот, он опять здесь!
- Спокойной ночи, дорогая! – вкрадчиво, растянуто и скабрезно пролепетал Страшный Человек, и в следующий миг высадил окно.
Диана пронзительно взвизгнула, а Зепп Хинтл, не теряя времени, выбил ставни и проник в комнату…
***
Они обе сидели, тесно прижавшись друг друга, привязанные к ножкам кровати. Они постоянно ёжились и всхлипывали от страха, отчаяния и беспомощности, перед маньяком.
Он медленно и величаво прохаживался вдоль комнаты. Затем он подошёл к своей сумке, извлёк оттуда громоздкий фотоаппарат и направил объектив на пленниц.
- Миссис Гордон! Диана! Улыбочку! – пролепетал он и его узкое, востроносое лицо исказила кривая ухмылка, он наклонился ближе и сделал снимок.
Женщина неистово забрыкалась.
- Чтоб ты сдох сволочь! – гневно процедила она, но из-за кляпа во рту вышло только неразборчивое исступленное мычание.
- А, а, а, а! – взвился злоумышленник и из внутреннего кармана чёрной ветровки извлёк блекло-серый пистолет «глок» и укоризненно замахал им, наклонившись к матери семейства. – Ведите себя спокойно, миссис Гордон, тогда никто из нас не пострадает. Видите? – он указал дулом пистолета на стоявший на столе монитор, в другом конце комнаты. – На том мониторе ваш муж, и фотограф Адам! Если доктор Гордон пройдёт испытание, вы будете свободны! Так, что не рыпайтесь!
Мужчина встал и ушёл к своему наблюдательному пункту. Эллисон рванулась и процедила проклятье…
***
- Что ты там делаешь? – вопросил густой, низкий баритон голос. Детектив Тэпп уже около месяца вёл наблюдение за домом Гордоном, в своей специально съёмной квартире. На телевизоре, куда подавала видеосигнал, наружная камера видео-наблюдения, стояло изображение окна спальни. И что самое удивительное, шторы медленно раздвинулись и на улицу выглянул неизвестный мужчина, в чёрных перчатках, короткой стрижке, и бегающим взглядом, затравленного зверя. Мужчина встревоженно оглянулся по сторонам, проверяя каждый участок улицы, прилегающий к дому и скрылся, плотно задвинув шторы.
- А доктор Гордон, знает, что ты у него дома, с его женой?
Тэпп поднёс к губам пластиковый стакан с кофе и, отпив немного, погрузился в водоворот воспоминаний.
Пять месяцев назад, при штурме логова Пилы, он потерял напарника, детектива Синга. Синг угодил в ловушку… Тэпп отделался лишь неглубоким порезом на шее…
Бравого детектива отправили на пенсию, но с тех пор, Тэпп поклялся довести дело о Пиле до конца. Стремление схватить серийного маньяка, и за шиворот притащить к окружному прокурору, стало смыслом его существования… Пусть его отстранили от дела, но он обязательно положит конец этим убийствам и отомстит за коллегу и друга. Тэпп возобновил пристальное наблюдение…
- Я поймаю тебя… - убеждённо прошептал чернокожий полицейский…
***
Доктор Гордон нахмурился, он ожесточённо звенел цепью, всматриваясь в каждый угол комнаты, в каждую трещину на кафельной плитке. Даже он начал терять своё несокрушимое самообладание.
- Место отмеченное крестом… - твердил он, как заведённый.
А Адам сидел на бортике ванной и виновато рассматривал фотокарточку…
Доктора крайне возмутило, что парень занимается чёрт знает чем.
- Эй! Что ты там делаешь?
Адам поднял голову, и осуждающе прожёг взглядом собеседника.
- Допустим, мы оказались в одной комнате, - недовольно проворчал он. – Но это ещё не значит, что я должен докладывать тебе, о каждом своём шаге!
- Так не докладывай, - пожал плечами врач, - думай вместе со мной!
- Я думаю, думаю! – взорвался парень. В сыром воздухе витало напряжение, казалось его можно было потрогать.
- Думай вслух, мне надоело блуждать в потёмках! – прорычал мужчина, ткнув в сокамерника указательным пальцем…
И тут Адам остолбенел, словно ему яблоко на голову упало, он вытянулся и поддался вперёд. Доктор сам дал повод воспользоваться подсказкой.
- Выключи свет!
- Что?!– недоверчиво фыркнул врач.
- Выключи на секунду!– увещевал Адам и жестом попросил поторопиться.
С выражением крайнего скептицизма и недоверия, Лоуренс подошёл к выключателю и повернул его. Свет погас.
- И что теперь? – тоскливо осведомился врач.
- За тобой! – восторженно крикнул Стенхайт. На стене, со стороны Гордона, ярко светился начертанный знак: крест-накрест.
Доктор до глубины души поразился проницательности молодого человека.
- Господи! Почему мы раньше его не видели?
Адам самодовольно усмехнулся, так как всегда был рад блеснуть умом.
- Это фосфорная краска, её видно только в темноте.
Гордон поспешно включил свет, подобрал пилу и твёрдой рукояткой принялся долбить стену. На отмеченном участке кладка оказалась непрочная, поэтому Гордон без труда при помощи простейшего орудия пробил небольшое отверстие, и, запустив туда руки извлёк небольшую шкатулку, с бархатной бордовой обшивкой…
Лоуренс улыбнулся, демонстрируя находку Адаму.
- Ха! Открой её! – подзадоривал парень, который аж затаил дыхание от восторга и трепета. – Чёрт возьми, там может быть, что угодно! Только бы не новый диктофон! - горько иронизируя подумал он.
Врач поставил на пол шкатулку, и лицо его сникло.

 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 13:41 | Сообщение # 13
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
- Здесь навесной замок, – констатировал он и в качестве иллюстрации поворотил шкатулку, чтобы Адам тоже мог увидеть. Лоуренс внезапно оживился:
- Где ключ из моего конверта?! Я бросил его тебе!
Адам всполошился и принялся осматривать каждую пядь вокруг себя.
- Секунду… он где-то здесь!
Около унитаза в сером крошеве блеснул заветный ключик.
- Держи!
В следующее мгновение ключ шлёпнулся у ног Лоуренса и тот поспешил вскрыть замок и открыть крышку…
- Ну, что там?! – Адам весь горел от нетерпения. На лице Гордона отразилась задорная улыбка он извлёк из шкатулку мобильный телефон.
- Ха! Сотовый! – впадая в детский восторг, воскликнул Адам, с широченной улыбкой на лице и подпрыгнул на месте, хлопнув в ладоши. – Самое лучшее в мире изобретение!
Далее Гордон извлёк из шкатулки не менее интересный предмет – сигарету.
Глаза Адама округлились ещё больше, и его обуял поистине психоделический восторг. Он загоготал, точно в припадке и не менее радостно произнёс:
- Пожалуй, сотовый стоит на втором месте! Дай мне эту сладкую раковую палочку! – парень нетерпеливо и жадно протянул руку.
Однако Лоуренс не спешил исполнить просьбу, помимо нескольких сигарет и зажигалки, на дне шкатулке лежала записка, он развернул её и прочитал про себя:
- "Цсс! Доктор Гордон, в этих сигаретах яда не больше, чем содержат они сами. Подумайте, убить Адама можно и без пистолета…"
Лоуренс поднял многозначительный взгляд на глупого юнца, который отчаянно рвался вперёд и настойчиво тянул руку, требуя закурить.
- Неужели ты возьмёшь в рот, то, что мы нашли в этой комнате? – презрительно фыркнул врач.
- Да! – воскликнул он с сумасшедшей улыбкой, и отрывисто кивнул. – Хочу рискнуть!
Доктор выкинул сигарету и открыл крышку телефона.
- Я звоню в полицию!
Лоуренс набрал 911, но стоило ему нажать на «вызов», как из динамика донёсся ряд пронзительных звуковых помех. Мужчина проверил список контактов, запас энергии в аккумуляторе, диапазон радиуса действия и с печальным вздохом констатировал:
- Мы можем только принимать звонки.
Доктор смолк и с его мозга, словно спала пелена забвения, он всё вспомнил, вспомнил, что произошло с ним вчера вечером.
- Кажется, я вспомнил, как попал сюда!
***
Он спустился в подземный гараж, чтобы сесть в машину и поехать домой. Доктор остановился, протёр усталые глаза, как вдруг его осветила короткая вспышка. Лоуренс огляделся по сторонам, но никого не увидел. Но прежде ему нужно было позвонить. Мобильный телефон не ловил сигнал, и ответствовал рядом звуковых помех, тогда убрав бесполезный сотовый, Лоуренс подошёл к таксофону и кинул монетку. Ему показалось, что передняя дверь его машины приоткрылась. Краем глаза он уловил движение, но было поздно, когда он обернулся, на него набросился некто, завёрнутый в красный плащ в маске свиньи с пушистой чёрной гривой. Злоумышленник вонзил в плечо шприц и дальше туман…
***
На часах было пять минут пятого.
- Это был некто… он подкараулил меня… - с отрешённостью в голосе проговорил Лоуренс и перевёл пытливый взгляд на Адама, который переминался с ноги на ногу, вероятно, всё ещё ожидая получить желанную сигарету.
- Как ты узнал, что нужно выключить свет?
- Не важно. Получилось же,- уклончиво ответил Адам и безучастно пожал плечами, но на простодушном мальчишеском лице, читались все мысли и чувства. Врать он не умел.
- Но откуда ты узнал?
- Интуиция!– отмахнулся парень и отвёл взгляд.
Лоуренс Гордон презрительно фыркнул.
- Интуиция?! Знаешь, что, врун ты паршивый, – со злой иронией отметил доктор. – Что ты ещё от меня утаил?
Адам остановился, с ностальгией вздохнул и стал считать по пальцам.
- Так, первое: в мой седьмой день рождения, мой лучший друг Стипс, ткнул меня ржавым гвоздём. Об этом я тебя не проинформировал, уж прости! – Адам перечислял факты из своей жизни, с неприкрытым сарказмом и злобой. – Моя последняя подружка: вегетарианка, феминистка и панк, ушла от меня, решив, что я слишком злой; а ноготь у меня на правой ноге… Он врос в мясо уже как с неделю…
Лоуренс схватился за голову; кровь в висках застучала.
- Довольно! – взорвался он не в силах выслушивать этот бред и прожёг взглядом сокамерника. – ты знал, что надо выключить свет!
- Ну и что?!
- Ну и что?! Глупый заносчивый юнец! – процедил Гордон и в сердцах всплеснул руками.
Адам стал серьёзным.
- Хочешь знать?
- Да, хочу!
Адам больше не испытывал жалости к соседу и брату по несчастью. Он стремительно подошёл к ванной и достав оттуда фотокарточку, отрывисто швырнул врачу.
- На, смотри!
Гордон не замедлил подобрать фотографию. Когда он подобрал её и приблизил глазам, словно, что-то надорвалось в его душе. – Боже, где ты это взял?! – промямлил он дрожащими губами.
- У тебя в бумажнике, - бесстрастно и холодно отозвался Адам.
- Но п-почему, ты не показал мне её р-раньше?
- Не смог.
Лоуренс побледнел, и задрожал, как осиновый лист, дрожал каждый мускул на его лице, глаза покраснели, смотреть на него было и жалко и страшно.
Адам забился в угол и скорбно, виновато опустив голову, обхватил её руками. На душе было паршиво.
- Что ты делаешь с ними, ублюдок?!– громоподобно проревел Лоуренс, вскинув голову, к незримому наблюдателю, брызнув слюной.
- Таак спокойно, - пробормотал он, прерывисто дыша. Он заставил себя успокоится, убрал фотографию… - Мне надо подумать…
Потупленный блуждающий взгляд задержался на записке и сигаретах. «Убить Адама, можно и без пистолета» - отрывок из проклятой записки, так и попался на глаза. В глаза бросилась лужа крови, обильно натёкшая из простреленной головы трупа. «Когда в крови столько яда, единственный выход – застрелиться.» - прозвучал в голове потусторонний бас.
Доктор перевёл обречённый взгляд с сигарет на Адама, удостоверился, что он не смотрит и склонился над кровью. Заслонившись ладонью, он взял сигарету и обмакнул её фильтр в отравленной крови. У меня нет иного выхода, - с жалостью и чувством вины, пронеслось в голове Лоуренса. Он положил отравленную сигарету обратно в шкатулку, метнул пронзительный взгляд на камеру наблюдения, приподнялся на цыпочках и вырубил свет.
***
Зепп, откинувшись в кресле, безмятежно наблюдал за подопытными крысами.
Доктор пропитал сигарету ядом. Он решился на убийство! С вожделением и трепетом, в экстазе садиста, Зепп ждал дальнейшего развития событий, как тут, к его безмерному удивлению и разочарованию, доктор Гордон выключал в комнате свет. Его без того выпученные глаза, выкатились из орбит ещё сильнее, он наклонился к монитору и навострил большие растопыренные уши, затаив дыхание.
- Что ты задумал?
Поняв, что никто ему не ответит, он напряжённо стал ждать. Свет включился и Зепп облегчённо вздохнув, снова откинулся в удобном
кресле.

Сообщение отредактировал Adam_Stanheight - Среда, 22/04/2009, 13:42
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 13:46 | Сообщение # 14
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
***
- Какого чёрта?– непонимающе выпалил Адам, когда комната погрузилась во мрак.
- Тихо! – вкрадчиво зашептал Лоуренс. – Я хочу, чтобы ты мне подыграл. Я брошу тебе сигарету, ты закури и притворись мёртвым. Ты меня понял?
- Да, - без пререканий согласился Адам. Если план Лоуренса сработает, они оба останутся живы.
Лоуренс включил свет и непринуждённо осведомился:
- Так ты ещё хочешь курить?
Адам поколебался секунду, но затем отчеканил.
- Да, конечно!
Пальцы Гордона зависли над отравленной сигаретой… он колебался секунду и решился…
- Держи!– сперва он бросил Адаму заветную сигарету, затем зажигалку.
- Ух, ты! Не представляешь, как я хочу курнуть! – нарочито громко, расхлябанно объявил Адам, подбирая с пола сигарету и зажигалку. Он вытянулся во весь рост, чтобы его было лучше видно, засунул в зубы сигарету и поджёг её.
С блаженной улыбкой он сделал глубокую затяжку и выдохнул клуб дыма. Гордон поторопил его взглядом. После второй затяжки, лицо Адама исказилось гримасой боли и ужаса. Он вытаращил глаза, разинул рот, захрипел, задыхаясь, затем неистово замахал руками, и с хрипами глотая воздух, рухнул, как подкошенный. Напоследок он отчаянно вытянул руку, пронзительно засипел, и, обмякнув, закрыл глаза…
Адам лежал неподвижно и безжизненно.
Гордон живо поддался вперёд и закричал:
- Всё! Готово! Я убил его, отравил, как ты хотел! Где моя семья?! Говори!
Он замер в ожидании.
Вдруг неожиданного комнату наполнило характерное жужжание и Адам , резко распахнув глаза принялся биться в конвульсиях и хрипло кричать, причём гораздо естественнее, чем при импровизированном удушье. Он неистово дёргался, размахивал руками, в его глазах читался неподдельный ужас, и когда жужжанье смолкло, он вскочил, как ужаленный и в страхе забился в угол.
- Господи Иисусе! Меня током ударило! – ошалело пролепетал он, переводя дыхание.
- Господи, Адам! – сурово обрушился на парня Лоуренс и в сердцах всплеснул руками. – Это был наш единственный шанс!
Адама это возмутило до крайности.
- Ты думаешь, что я придумал это, чтобы испортить твою игру?! А ну сними с меня это!– истерически завопил он, потрясая лодыжкой в оковах, и снова пытаясь снять их вручную – Сними!
- С меня довольно! – прорычал Гордон, сел на пол, схватил пилу и принялся резать цепь, до тех пор, пока не устал. – Проклятье! – швырнул он инструмент на пол.

***
При виде неудавшегося спектакля, Зепп хохотал до колик, он так трясся, что чуть с кресла не упал.
- Боже мой, какой идиот!
***
Адам отошёл от шока и сидел у ржавой ванной, скрестив ноги. Его снедало чувство безысходности, он был в ступоре, однако он был спокоен, порция шоковой боли прояснила разум и восстановила утраченную память.
- Я всё вспомнил… Я вспомнил, как попал сюда,- отрешённо промолвил он, вспомнив каждый миг, до роковой, чёрной бездны бесчувствия…

 
hysteriaДата: Среда, 22/04/2009, 13:47 | Сообщение # 15
Криминалист
Группа: Пользователи
Сообщений: 1358
Статус: Offline
долго писал?

Самое страшное - увидеть внутри себя пустоту ©
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 13:54 | Сообщение # 16
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
***
Размеренной непринуждённой походкой Адам поднялся на свой этаж. Коридор пустовал, поскольку уже перевалило за час ночи. На стенах горели ночники, в наушниках громыхала любимая рок-группа. Повседневная рутина. Адам устало зевнул, открывая входную дверь, и прошёл в тёмные своды своих хором, захлопывая за собой дверь.
Парень снял с плеча сумку с фотоаппаратом и поплёлся на кухню.
Стенхайт отворил древний холодильник, в надежде, найти чего-нибудь съестное, вынул пару полуфабрикатов, разогрел и наспех поужинал. "Пора делом заняться", подумал парень и, преодолевая сонливость, отправился в самодельную студию проявки.
Адам включил свет, и приносящий доход уголок, озарился кварцевым освещением. Парень сдвинул с ушей наушники и подошёл к одному из столов. На столе стояли лотки с химическим раствором, в котором плавали негативные фотоснимки. Адам осторожно подцепил несколько пинцетом и развесил проявленные снимки на специально натянутую тонкую бельевую верёвку. Снимки крепко и бережно были закреплены прищепками. Они должны высохнуть, после чего фотограф сложит их в конверт и отнесёт заказчику Бобу, за очередную сумму зелёных.
Парень уселся на стул, облокотившись о столешницу, да и не заметил, как задремал, поддавшись сну…
Адам вздрогнул, и открыл глаза.
- Что за? – в квартире было темно хоть глаз выколи.
- Опять сбои в электричестве! – проворчал парень, вставая со стула. – Ну, подумаешь, не заплатил за свет в прошлом месяце! – всплеснул он в негодовании руками и стал рыться на столе. В поисках альтернативных источников света, рука нащупала фонарик, но после нескольких попыток манипуляции с выключателем, и встряхивания, стало ясно, что батарейки сели.
- Отлично! – невесело буркнул он и отложил ненужную вещь.
Неожиданно, в спальне что-то скрипнуло, и послышался странный шорох.
Адам вздрогнул, вытянулся, как струна и затаиал дыхание.
- Кто здесь? - Выдохнул он, и чисто машинально повесил на шею фотоаппарат. Подозрение, что в квартире находиться посторонний, быстро переросло в уверенность, и иного способа, кроме как осветить взломщика фотовспышкой, просто не было. Левой рукой, Адам схватил бейсбольную биту и медленно, с разносящимся адреналином в крови, двинулся в свою спальню, откуда и доносились звуки.
- Я знаю, что ты здесь! – грозно крикнул он. – Выходи! Я тебя прикончу, домушник чёртов!
Стенхайт нажал на кнопку съёмки. Электрический конденсатор газоразрядной лампы фотоаппарата, накапливал заряд шесть секунд, которые длились для Адама томительно долго. Протяжный писк и яркая фотовспышка на секунду вырвала из темноты фрагмент спальни. В поле зрения попал телевизор и столик. Адам приготовил фотоаппарат для следующей вспышки, медленно, но уверенно продвигаясь вглубь комнаты. Он был готов к любому внезапному нападению. Он открыл дверь шкафа и снял с шеи фотоаппарат.
Очередная вспышка вырвала из мрака фигуру, облачённую в толстый красный плащ и маску свиньи. Злоумышленник стоял вплотную и когда вспышка погасла, он занёс руку…
Всё произошло чрезвычайно быстро, Адам даже раззявить рот от удивления толком не успел, как «домушник» резко навалился на него всем телом и принялся нещадно наносить удары чем-то острым… Шприц! успел, было подумать фотограф, роняя фотоаппарат, лёжа на полу и морщась от болезненных частых уколов в районе груди и предплечья.
Парень пытался отчаянно сопротивляться, если не отвечать на удары, то хотя бы заслониться. Он не уклюже махал перед собой руками, чувствуя, что неумолимо теряет силы, и связь с реальным миром. А испорченный фотоаппарат всё щелкал и щёлкал…
Последнее, что видел Адам, это вспышки, приглушенный писк конденсатора газоразрядной лампы, а потом всё расплылось, затягивая парня в глубокую чёрную бездну…
***
Без двадцати шесть… Внезапно, пронзительно запищал мобильный и Лоуренс метнувшись к нему, тут же нажал на кнопку приёма звонка и прислонил к уху.
- Кто это?! – возбуждённо спросил он.
- Папочка… - донёсся из динамика испуганный, плачущий голос дочери… Сердце Лоуренса пронзило тысячей ножей.
- Диана?!
- Папочка это ты?!
- Да… да.. милая это я! – на Лоуренса снова стала невыносимо смотреть, его голос готв был сорваться в безудержных истеричных рыданиях.
- Мне страшно!
Всхлипывания Дианы, были слышны даже Адаму, отчего у того тоже болезненно ёкало сердце.
- Всё будет хорошо! – пролепетал Гордон. – А где мама?
- Она здесь, рядом со мной.
- Дай мне с ней поговорить, милая. Дай маме трубку!
- А ещё здесь тот Страшный Человек! Он нас связал и у него пистолет!
- С-страшный человек?– тупо переспросил Лоуренс.
- Папочка, пожалуйста, возвращайся скорей! – Диана не могла больше себя сдерживать, и её голос потерялся в плаче.
- Алло! Алло! – отчаянно позвал Лоуренс. – Диана, Диана!!!
- Лари! – судорожный голос жены.
- Элли!
- Адам тоже там?
Лоуренс непонимающе воззрился на Адама.
- Откуда ты знаешь? Что происходит?
- Не верь, в то, что он болтает! - с твёрдым убеждением заявила она. – Он тебя знает, ему всё было о тебе известно…
Связь оборвалась.
- Элли! Алло! – исступленно восклицал Лоуренс, он встал и грозно потрясая кулаком прорычал:
- Ты, ублюдок! Попробуй тронуть их хоть пальцем! Слышишь отморозок?! Я тебя убью!!!
Испустив ярость, Лоуренс беспомощно рухнул на колени и стал тихо всхлипывать.
- Они не пострадали? – тихо, но участливо спросил Адам.
Доктор поднял голову.
- Моя жена, - он сглотнул и заговорил более окрепшим голосом. – Она упомянула твоё имя.
На лице Адама отразилось явное замешательство.
- Что она сказала?
- Сказала, что ты знал меня! – яростно прошипел Лоуренс и вперился в парня испепеляющим взглядом. Он поднялся на ноги и потребовал ответа:
- Кто ты такой?!
- Ты знаешь, кто я,– холодно, не поворачивая головы, отозвался Адам.
- Хватит врать! Ты мошенник!
Адам повернул голову и смело выдержал взгляда врача.
- Да, я мошенник,- спокойно подтвердил он. – А чем вчера занимался ты, Лоуренс? – с жаром спросил он. – Работал в больнице, спасая несчастных детей? Ты говорил, что вчера ночью, уехав из дома, ты отправился в больницу.
- Так всё и было!
- Не так, - злорадно ухмыльнулся Адам и качнул головой. – Твоя жена права. Я следил за тобой! Неужели ты не помнишь, что в подземном гараже, на стоянке тебя сфотографировали?
Лоуренс задумался.
- Я докажу! – с жаром подхватил он и метнулся к ванной извлекая из неё целую пачку фотографий. – Докажу, что ты и близко не подходил к своей больнице!
Адам швырнул фотографии под ноги гордону, большая часть которых разлетелась в разные стороны.
Остолбеневший Лоуренс, пододвинул к себе первую попавшуюся фотографию. На ней был он сам, застывший на пол пути к машине.
- К тому времени, я тебя уже несколько дней повсюду щёлкал!
- Но я…
- Хочешь знать, за что мне платят? Я снимаю богатых ребят вроде тебя, которые ездят в убогие мотели, трахать своих секретарш! Вчера ночью я подобрался к твоему дому и увидел, как ты уезжаешь! Я проследил за тобой, до самого номера этой третьесортной гостиницы «Александер».
Клерк мотеля, Айван раскрыл твоё местонахождение; всего за двадцать зелёных, он назвал мне номер!

- И… фотографии всё это время были у тебя?
- Нет, я нашёл их в мешке с пилами,– парень с искренним недоумением пожал плечами. – понятия не имею, как они там оказались.
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 13:55 | Сообщение # 17
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
Quote (hysteria)
долго писал?

сутки
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 14:04 | Сообщение # 18
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
- Ну да, нуда! – с сарказмом протянул хирург и смяв фотографию швырнул в шпиона, гаркнув: – Чёртов врун!
- Признай Ларри, мы с тобой оба болтуны! Вот только мой фотоаппарат не умеет врать, он показывает, то, что видит!
Гордон демонстративно отвернулся. Повисло грозное молчание.
- Кто это был? Кто платил тебе за слежку?!
- Он назвался Бобом, платил вперёд, по двести баксов за ночь, - спокойно ответил Адам. – Знал бы, что влипну в такую историю, запросил бы вдвое больше! – прибавил он и невесело усмехнулся.
- Ты помнишь, как я оказался здесь?!
- Всё, что я помню, – исчерпывающим тоном, расставил все точки над i, Адам, – это то, что я сделал пару снимков, поехал домой проявить плёнку. Потом обрыв, и я очнулся в доисторическом сортире, прикованный к трубе, и вижу человека, которого снимал всю прошедшую ночь!
- Очевидно, - пылко рассудил доктор, - тот, кто платил тебе за съёмку и посадил нас сюда!
- Возможно…
- Не "возможно", а всё так и есть! Как он выглядел?
- Я к нему не присматривался!
- Но хоть, что-то ты помнишь?!
- Высокий, чёрный мужчина, со шрамом на шее! Доволен?! – со злостью воскликнул Адам, чтобы от него наконец отстали.
Лоуренс изменился в лице, почти мгновенно.
- Тэпп? – до крайности изумлённый переспросил он. – Детектив Тэпп?!
- Нет, нет, - уверенно возразил Адам. – Тот, кто платил мне, сто процентов не коп.
- Нет, нет! Он работал в полиции! Он сломался, после того, как убили его напарника, но это не помешало ему меня доставать. Этот старик одержим! Он убедил себя, что я непосредственным образом связан со всеми этими убийствами! Он псих, и ты ему помогал! Ты взял у него деньги и стал вторгаться в мою жизнь! Как ты мог пойти на это?!
- Я же должен, что-то есть, - мрачно брякнул Адам в своё оправдание.
***
Оба молча забились в свои углы, не желая разговаривать, друг с другом, как Адам задержал свой взгляд на одном из снимков…
Адам поменял угол зрения… и смог выделить бледное, мрачное лицо, на фоне окна гордонова дома. Он поднял снимок и рассмотрел его вблизи.
- Лоуренс.
Лоуренс неохотно поднял голову.
- Вчера у тебя дома был кто-то ещё, кроме жены и дочери?
- Нет, никого.
- А здесь, кто-то есть, – он бросил Лоуренсу таинственный снимок, тот подобрал его и смотрел секунд пять.
***
Зрачки Зеппа панически завертелись, когда Адам наткнулся на уличающий снимок и бросил его доктору Гордону. Зепп нервно впился зубами в фалангу большого пальца.
- Я его знаю! – взволнованно воскликнул доктор. – Зепп! Он работает санитаром у меня в больнице!
- Я рассекречен! – в страхе пролепетал он.
***
- Ах ты, психопат чёртов! Я с большим удовольствием, заставлю тебя за всё заплатить! – пролаял Лоуренс и изорвал фотографию в клочки.
- Лоуренс! – испуганно и тихо подал голос Адам. Гордон повернул к нему, перекошенное от злобы лицо, и увидел, как парень, бледный, как простыня указывает рукой на часы. – Время выходит!
Чёрные стрелки показывали ровно шесть часов, рубеж двенадцати перешла секундная стрелка...
***
Таймер завершил свой отсчёт, и Зепп спокойно отключил монитор, с какой-то одутловатостью олигофрена неподвижно глядел прямо перед собой, затем вынул из-за пояса пистолет и зарядил обойму.
***
Эллисон необходимо было только выиграть время, ей удалось распутать руки, она развязала дочь.
- Тихо, тихо, Диана, мама здесь!
Маньяк мог повернуться в любой момент. Она соединила вместе руки, и надвинула кляп.
Зепп развернулся и какими-то неровными шагами подошёл к жене доктора и опустился на корточки перед ней, лицом к лицу.
- У доктора Гордона время вышло, - с сожалением констатировал он. – И сейчас я должен сделать, то, что должен. Боюсь именно вам, придётся сообщить мужу, что он совершил ошибку.
Зепп наклонился и торопливо набрал номер на мобильном, затем грубо стащил с женщины кляп; одной рукой он приложил к её уху телефон, другой наставил пистолет.

***
Снова запищал телефон.
- Алло, Зепп, это ты ублюдок?!
- Ларри…
Черты Гордона в миг разгладились.
- Элли! –умоляюще прошептал он.
- Ты совершил…
И в следующий миг послышался шум борьбы, прерывистое, частые вздохи, возня, сопение.
- Ларри, где ты?!
- Я… я заперт в какой-то комнате.
- Что-о? Ты нам нужен… Лежать!
В следующую секунду снова послышались звуки борьбы.
Пронзительный плачь дочери, крики, и что самое страшное – выстрелы.
Лоуренс безвольно уронил телефон и упал в рыданиях.

***
Как только Тэпп увидел череду ярких вспышек в окне, он схватил пистолет и сорвался с места.
***
Эллисон была на удивление гибкой и жилистой, но одолеть маньяка никак не могла. В борьбе за обладание оружием, она сместила противника к приборному столу, выдвинула ящик, нащупала парикмахерские ножницы, и с размаху вонзила в колено врага
Зепп взвыл волком и свалился ничком. Эллисон сгребла в охапку дочь и побежала вон из дома.
***
Как раз в этом мгновенье прибыл Тэпп. Увидев, корчившегося на полу мужчину в чёрном, Тэпп вскинул пистолет, и властно проорал:
- Полиция! Не двигаться!
Однако тот ответил двумя выстрелами, Тэпп нырнул за дверь и в свою очередь выстрелил в ответ, но тут произошло непредвиденное: пистолет заело. Тогда детектив выбросил бесполезное оружие, и в буквальном смысле слова пошёл на таран: он бросился на врага с боевым воплем, навалился на него и выбил из рук пистолет. Тот не лыком был шит, и так отчаянно извивался, что ему удалось выскользнуть из рук детектива. Сказывался возраст, и победила молодость: Зепп рванулся прочь, но чернокожий полицейский крепко держал того за ногу.
- Получай! – воскликнул Хинтл и разбил о голову чёрного копа попавшуюся под руку расписную вазу. Хватка копа ослабла, и Зепп, быстро подобрав пистолет, заковылял прочь.
Он заглянул во все комнаты:
- Миссис Гордон?! Диана! – позвал он, тоном доброго знакомого, перезаряжая пистолет. Но факт, что они покинули дом, был очевидным. Зепп стиснул зубы от боли и досады. – Сейчас я убью вашего мужа, миссис Гордон! – обиженно и злобно воскликнул он и захромал к выходу. Коп тем временем оклемался, и Зепп ускорил шаг…
У дома был припаркован чёрный фургон, и забравшись в него, Хинтл тут же завёл мотор и поехал к доктору Гордону. Чёрт, у копа тоже машина! – подумал Зепп всматриваясь в зеркало заднего вида. Чёрный коп висел на хвосте и не отставал.

 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 14:09 | Сообщение # 19
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
***
Отчаяние и тревога, довели Лоуренса до белого коленья.
- Лоуренс успокойся! Я уверен мы найдём выход! – как мог увещевал его Стенхайт, ему самому сделалось страшно и жутко.
Увещевания не помогли. Мужчина был глух и слеп ко всему, что происходило вокруг, он находился в припадке истерии, и вряд ли мог адекватно и здраво мыслить. В досаде и жалости, Адам было отвернулся, не в силах никак помочь Лоуренсу, но когда тот, крича и рыча, разорвал на себе рубашку и туго обмотал рукавом лодыжку, парня словно током ударило, словно ведром ледяной воды окатили. Он вскочил, звякнув цепью, и в ужасе вытаращил глаза.
- О. Боже! Что ты делаешь?! – Доктор схватил пилу и принялся скользить её зубчатым лезвием по собственной щиколотке. – Нет, нет! Лоуренс перестань! Хватит! – Ржавое лезвие и пол оросились кровью, обильно стекающей из пореза. Адам в панике хватался за голову, беспокойно ёрзал на месте, не в силах ничего сделать, не в силах остановить это безумие.
***
Зепп остановил машину у старого коллектора, торопливо выполз из машины и засеменил внутрь. Тут же подкатил коп.
- О, чёрт! – простонал Зепп, спустившись вниз. Коп нагонял.
Крепче, стиснув пистолет, Хинтл на всех парах петлял по коридорам, но раненая нога не позволяла быстро бегать. Сзади донёсся грозный рык:
- Стоять! Полиция!
Хинтл нырнул за угол и пару раз высунулся, стреляя преследователя. По спине ползли мурашки, ему стало страшно и тошно.
***
Крайнее нервное напряжение сделало своё дело - Лоуренс чувствовал боль как будто сквозь пелену наркоза. Сердце отбивало ритмы, казалось, пересиливая крики сокамерника. Всё было в крови, начиная от пола вокруг и заканчивая теперь уже больной душой хирурга. Наконец, процесс был окончен - заливая кровью кафель, Гордон отшвырнул ненужную пилу, и ползком двинулся к пистолету, казавшемуся отныне единственной целью, спасением...
***
В глазах стало мутно, ноги стали ватными, Стенхайт согнулся и вырвал желчью. Человек на его глазах отрезал себе ступню, но Адам почувствовал неладное, осознав с какой целью, было совершено это членовредительство.
- Лоуренс? – спросил он не веря своим глазам. Доктор полз к револьверу зажатому в мёртвой руке. – Что ты делаешь? – испуганно, протестующе воскликнул он. – Что ты делаешь?!!!!!!
***
Завязалась рукопашная. Тэпп вступил в ожесточённую хватку с маньяком. Полицейский заломал ему руку, пнул коленом в живот, и со всей силы швырнул на решётку. Выбившись из сил, маньяк упал и выронил пистолет. Казалось злоумышленник обмяк, но его пальцы тут же метнулись к пистолету. Тэпп наклонился крепко сжал его пальцы, но рука маньяка снова обретала силу, он поднимался на ноги, а Тэпп уже двумя руками пытался разжать мёртвую хватку.
Пистолет всё смещался, дуло смотрело в лицо копа. Зепп, стиснул зубы, и упав на колени, нажал на курок.
***
Когда Адам увидел, что доктор вынул из окровавленных пальцев револьвер, выдвинул барабан и засунул один единственный патрон, то ему стало по-настоящему жутко.
Сердце будто в ледяных тисках зажало. Он посмотрел на Гордона умоляющим взглядом, а губы задрожали.
- Ты должен умереть! – прохрипел, бледный, как мел мужчина. С сожалением и болью он смотрел на несчастную жертву. – Прости, ради моей семьи...
- Ох! Нет! Нет! Я умоляю тебя Лоуренс! Не стреляй! Я хочу жить! – глотая слезы, пролепетал он, заслоняясь дрожащими руками. – Я здесь не причём! Пожалуйста!
Громом прогремел выстрел, и Адам рухнул, как подкошенный.
Револьвер выпал из дрожащих пальцев и Гордон разразился плачем скорби, шока и безмерной муки. Он только что совершил убийство невинного.
- Ты-ы-ы! Я всё сделал! – завопил он. – А теперь отведи-и меня к ни-и-и-м!
***
Прогремел выстрел и коп, словно пьяный сделал шаг назад. В груди его зияла огнестрельная рана, взгляд потерял осмысленность, а покрытое испариной лицо, стремительно серело. Коп пробормотал, что-то совершенно бессвязное, и рухнул на спину…
Зепп перевёл дыхание и упрямо продолжил свой путь.

***
Со скрежетом отъехала в сторону древняя железная дверь, изумлённый Зепп переступил порог. Взгляд хитрого, затравленного зверька, в недоумении скользил по комнате; в одном углу окровавленная ступня, в другом несчастный убитый, с расползающимся ниже плеча багровым пятном, а ближе к центру, рядом с трупом, бледный, как смерть доктор Гордон.
Зепп опомнился, судорожно сглотнул, и, подняв пистолет дулом вверх, двинулся к телу, только что убитого, Адама Стенхайта.
- Ублюдок, сволочь! Я тебя убью! Я тебя убью!
Санитар игнорировал бурные восклицания и крики доктора, поэтому, с загадочным взглядом, он осторожно обошёл его. Когда доктор яростно вцепился в ногу санитара, тот с лёгкостью высвободил её. Как это он смог? – Зепп внутренне не переставал удивляться и восхищаться смелому и отчаянному поступку доктора Гордона. Он был в ярости и мучениях, но никакого вреда Зеппу бы причинить не смог. Хинтл наконец доковылял до Адама. Тот был недвижим, и похоже не дышал, санитар пнул Стенхайта в бок, но тот не пошевелился и не издал никаких звуков. Хинтл сконфузился и повернулся, переводя дуло пистолета.
- Ты опоздал, - отрывисто и беззлобно заключил он и направил пистолет на Гордона.
- П-почему? – заикаясь пролепетал он.
- Таковы, правила! - важно и растянуто пояснил Хинтл, и вскинул пистолет, целясь в черепную коробку.
- Прощайте, доктор Гордон!

 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 14:14 | Сообщение # 20
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
Палец Зеппа лёг на курок, но произошло непредсказуемое.
Адам притаился, раскрыл глаза, и что было силы, вцепился в голень ненавистного врага, не обращая внимания на боль, и с воинственным воплем, дёрнул. Противник раскинул руки и брякнулся навзничь. Похоже он растерялся, и фотограф, не дал тому опомниться и яростно потянул на себя, предпринимая попытку завладеть его оружием…
Зепп пытался навести дуло противнику в лицо, и выстрелить, но Адам с трудом отвёл оружие, и выстрел пришёлся в потолок. Бороться становилось всё труднее, и Хинтл выронил оружие. Дело дрянь, - промелькнуло в его возбуждённом мозгу...
Обезоружив врага, Адам ударил его в скулу.
- Н-на-а! – задыхаясь, крикнул он, и принялся колошматить маньяка, чем попало. Гнев, обида, пережитый страх, достигли своего апогея и выплеснулись неистовым безумием. Парень схватил с унитаза крышку бачка и с размаху обрушил на испуганное лицо врага. Он исступленно ревел, и продолжал орудовать крышкой, позабыв о боли, и обо всём на свете. Ему было плевать, что кости лица у маньяка, уже сломаны, плевать, что его черты почти стёрлись, превратившись в кровавое месиво. Он бил и бил, страстно желая свободы и отмщения.
Обессилев, и выронив крышку, Адам горько зарыдал; боль, отчаяние, и жалость к себе в полной мере захватили его. Он почувствовал, что за руку его кто-то держит, фотограф сжал руку в ответ, а другой зажал плечо. Адам издал болезненный крик и продолжал прерывисто тяжело дышать. Пелена боли и припадка сошла с глаз, и он увидел бледного, как сама смерть, Лоуренса.
- Я… я тебя только ранил… я-я специально в плечо стрелял! Надо по-позвать срочно на помощь! Если нам.. никто не поможет… Я умру от потери крови, - ломким, дрожащим голосом прохрипел хирург, слабо улыбаясь…
- Нет, не бросай меня! Не уходи! – умоляюще простонал Адам, и мягко положил руку на плечо другу и брату. В эти тяжёлые минуты они были братьями. Но он повернулся и ползком двинулся к двери. Их руки разнялись и Адам ещё несколько секунд отчаянно хватал пустоту.
- Нет, не оставляй меня одного!
- Я приведу людей, обещаю! – с дрожащей улыбкой заверил врач раненого.
Лоуренс полз к двери. Ему не хотелось уходить, шестым чувством он осознавал своё поражение и знал, что финалом будет лишь смерть. Наверное, лучше было принять её в этой комнате, но надежда всесильна у последней черты. И как хотелось жить, глядя в глаза сокамернику! Судорожное желание выбраться, помочь себе и выполнить долг врача в плане спасшего его Адама взяли верх. Неизвестно откуда у хирурга брались силы на то, чтобы ещё как-то двигаться вперёд. Он был готов ползти и ползти - теперь ничего не было страшно, теперь уж точно надо было пройти весь путь до конца.
- Лоууренс! Лоууренс! - протяжно с мольбой позвал его Адам.
Он остановился лишь у порога, с усилием поднялся, обхватив трубу и последний раз глянул на всхлипывающего сокамерника.
- Мы… мы выживем? – с искренней надеждой в голосе, спросил у врача Адам; он искал поддержки, ему нужен был ответ врача, чтобы получить хотя бы туманную веру в спасение.
Гордон вряд ли верил собственным словам, но ему хотелось верить. Только верить, и только не думать о реальности.
- Я бы не стал тебе врать. - без нотки иронии и тени сарказма, ответил он тихим и ровным голосом.
Гордон повернулся и продолжил свой сложный путь, скрывшись в тёмном проёме.
Адам протянул руку ему в след, словно всё ещё умоляя остаться, или пожелать удачи, но ничего не сказал.
Боль, как ни странно, перестала казаться, такой терзающей и невыносимой. Адам решил успокоиться и взять себя в руки; он утёр рукавом последние слёзы, всхлипнул и бросился обыскивать тело, убитого им злодея.
- Ключ… - прошептал он, мгновеньем спустя, эта мысль стала смыслом его дальнейшего существования, она придавала энергии и сил. Парень стал лихорадочно шарить по карманам убитого, в невероятном азарте и замирении сердца. Он вынул бумажник, принялся перебирать пальцами по отделениям, но кроме ключей от машины и визитки не нашёл нечего. В чудовищном разочаровании и гневе он выбросил бесполезную вещицу и заглянул во внутренний карман куртки… и дико вскрикнул, когда вытащил на свет найденную вещицу. Это был диктофон. В смятении и непонимании, Стенхайт отмотал кассету, которая находилась в проигрывателе, и нажал на воспроизведение.
"Здравствуйте, мистер Хинтл," - донеслось из динамика, - "или как вас называют в больнице, Зепп. В ваш организм введён медленно действующий яд, лишь у меня есть противоядие. Вы готовы убить мать и её ребёнка, чтобы спасти себя? Если готовы внимательно выслушайте правила…" - вещала плёнка.
В глубоком неверии, ошеломлённый Адам выключил роковой голос, который звучал на кассетах раннее. Он бросил вопросительный и потрясённый взгляд, на тело убитого им мужчины, и только понял, что он тоже жертва игры маньяка, а вернее пешка, и что с его убийством кошмар не закончился, а кровь санитара осталась на его руках…
Слишком много мыслей вращалось во взбудораженном воображении, и когда Адам уловил краем глаза движение, то ничего не понял. Он медленно повернул голову и его челюсть, тот час отвисла, а глаза вылезли из орбит. Застрелившийся «труп», стоял на четвереньках и сонно мотал головой. Адам издал не то хрип, не то вздох, отказываясь верить своим глазам.
«Труп» резко и энергично сорвал с головы резиновую маску, изображающую ошмётки мозгов и не спеша, вылез из кровавой лужи и вытянулся во весь дюжий рост. Постепенно он открыл глаза, сделал глубокий вздох и увидев перед собой Адама, «труп» сгорбился и указал пальцем в ванну.
- Ключ от твоей цепи, в ванной. – спокойно объявил он и собрался уходить.
Шок, как рукой сняло: Адам вспомнил голубой огонёк, дрейфующий в ванной… Вспомнил, как в сливное отверстие, во время спуска воды прошмыгнул светящийся предмет… Это и был ключ! Адам увидел истинного злодея. Он метнул взгляд на пистолет и, схватив его, тут же направил на маньяка.
Злодей скорчил гримасу, и немедля нажал на кнопку электрошокера, который был подсоединён к трубам. Комната наполнилась треском высокого напряжения.
Парня тот час затрясло в судорогах. Он забился в конвульсиях и выронил пистолет.
Удостоверившись, что Адам не представляет больше угрозы, злодей размеренным шагом двинулся к выходу.
Солидная доза шоковой боли, окончательно прояснила мозг. Когда ток прошёл, Адаму стало ясно, ясно, что изначально ключ к свободе, был у него перед носом, а он глупо и нелепо утратил его. Кто бы мог подумать?
Сотрясаясь всем телом и стуча зубами, Адам поднял на покидающего комнату Конструктора Смерти многозначительный взгляд, и сейчас он не испытывал к этому человеку лютой ненависти, даже неприязни. Адам готов был хоть сейчас извиниться за попытку убийства, и провожал хозяина своей судьбы кротким и виноватым взглядом избитой и выгнанной, собачонки.
- Нет, нет! Пожалуйста, нет! – возопил он, умоляюще протягивая ладонь с растопыренными пальцами.
Но Конструктор оказался непреклонен: он выключил свет, и едва переступив порог, громко объявил:
- Игра окончена!
Конструктор Смерти захлопнул за собой дверь, и комната погрузилась во тьму…
Несчастный пленник кричал, и исступленно вопил, до тех пор, пока не пересохло в глотке и его не бросило в жар...
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 14:21 | Сообщение # 21
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
Э П И Л О Г.
Успокойся, - вспомнил он вкрадчивый тихий и спокойный голос Лоуренса, и тут же содрогнулся при мысли, что Конструктор нагнал его и убил, не дав прислать обещанную помощь. От этого ему стало жутко и тошно, он заскулил, как побитый пёс. Адам был в полном дерьме, однако возрастающий пессимизм, не доконал его. Он поднялся, прижавшись к трубе. Плечо резануло.
Сквозная, - определил Стенхайт по сильной тупой, пульсирующей боли в ключице. Неуклюжими шагами он добрался до ванной, облокотился о кафель и включил кран. Адам жадно лакал, проточную ледяную воду, и дрожащими пальцами плескал на ранение. Рану надо было промыть, хоть как-нибудь…
***
Парень, морщась и бранясь завернул кран, и когда из темноты проступил безмолвный, хладный труп, то отпрянул, испуганно косясь на очертания тела.
- Мёртв - прошептал Адам, скривившись от невыносимой досады. Гадко, Боже, как же гадко, - докончил он мысль и снедаемый душевной и физической болью, уселся подле мертвеца, звякнув цепью.
Стенхайт шмыгнул носом, сглотнул набравшуюся слюну и уставился во мрак невидящими глазами. Горячка на время отступила, и полное осознание всего случившегося промелькнуло, перед мысленным взором, яркой и неотразимой картиной. Я убил человека, - сердце щемило, нестерпимое чувство вины, - и получил пулю. Кто знает, может я, уже никогда не покину этот вонючий сортир. Как ни странно, страх покинул Адама, а мысли о неотвратимой кончине, он принял окончательно и бесповоротно, так что больше он не роптал на судьбу, и не рвал глотку, в неистовых мольбах о помощи. Напротив, чтобы отвлечься от боли, он решил освободить сердце и выговориться перед трупом, конечно, тому, было уже всё равно, конечно он не сможет ответить.
- Прости меня, друг, я не хотел тебя убивать, - вымолвил он горячо и в сердцах, крепко схватив Зеппа за рукав. – Всё, что я видел, это пистолет, а слышал – угрозы. Теперь я знаю, что это не ты, прости меня, и уходи с миром, - произнёс он краткую речь, под конец, скрипнув зубами. На глаза навернулись слёзы. Рана горела. Жар начал распространяться на всю руку и предплечье. Адам захрипел и прислонился к трубе. – Господи, помоги мне, - искренно прошептал он молитву…
***
Начался бред, и в горячке, Адам увидел все яркие моменты своей жизни; и радостные и горестные, и приятные и досадные.
- Мама, - пробормотал он.
Чудесно украшенный праздничный стол. Вокруг него толпятся радостные гости в шутовских колпаках, и неустанно галдят поздравления. Во главе стола с робким и довольным видом сидит именинник: маленький, черноволосый мальчик. Гости в унисон скандируют: «Happy birthday, to you!» Мальчик скромно улыбается и в два подхода задувает свечи на праздничном торте. «Happy birthday, Adam!» - ликуют друзья, родители, знакомые родителей, активно хлопают в ладоши. Мать целует Адама в лоб, обнимает и с гордой материнской любовью, сообщает:
- Тебе уже семь, Адам. Видишь, какой ты стал большой?
- А это тебе, сынок! – басит отец и с широченной улыбкой, вручает коробку перевязанную синей, шёлковой лентой.
Подарком оказалась игрушечная машина на дистанционном управлении. Адама обуял психоделический восторг от презента.
Поблагодарив родителей от всей души, Адам тотчас помчался на задний двор, испытать игрушку в действии.
- Эй! – крикнул за спиной обиженный товарищ. – Дай мне тоже!
- Нет, моё!– зло отрезал Адам. – Сначала я, потом ты, Стипс!
Но мальчик вознамерился силой завладеть пультом управления чудо машиной.
Стипс толкнул Адама, оба повалились на траву. Адам умудрился таки отбиться от неугомонного товарища и схватить пульт.
- Получай жадина, и ты мне больше не друг! – процедил обиженный Стипс, и Адама что-то кольнуло в плечо, как в последствии оказалось, разобиженный Стипс всадил в друга ржавый гвоздь, который отыскал на лужайке дома Стенхайтов… В результате оба получили ремнём.
Но вскоре конфликт был забыт, и друзья, как были, не разлей вода, так и остались на всю жизнь…
Студенческие годы… Кутежи, пьянки, мелкое хулиганство….
Эмансипация, ссоры с родителями. Скандалы и окончательная ссора с сожительницей панком, вегетарианкой и феминисткой, вечно напыщенной и капризной Дженнифер Джексон…
- Мама! Отец!– в слезах простонал фотограф и судорожно сглотнул. Хотелось исправить столько ошибок, загладить вину перед всеми, кому навредил, кого обидел, просить прощения у всех. Встретиться с друзьями, обнять родителей, и безумно восклицать «Я жив! Я живу!»
- Ну, давай, нам нужен ударник! Соглашайся! Всего на один концерт! – увещевал товарища Стипс, который организовывал собственную рок группу и пытался "набрать обороты".
- Прости, Стипс, я, не могу, - робко отказывался Адам. – У меня есть ремесло. Бывает, что отнимает довольно много времени и внимания. Возьми Била, у него тоже не плохо получается.
- Ладно, - мрачно и брезгливо скривившись, отозвался Стипс и протянул Адаму стопку листовок. – Флаеры, ты можешь раздать? Или у тебя и на это не хватит времени?
- Это можно, - пожал плечами Стенхайт и спрятал листовки в сумку…
О чём он особенно сожалел, так это о том, что так и не сошёлся с миловидной брюнеткой, которую случайно встретил накануне. Это встреча была мимолётной, но на парня, она произвела огромное впечатление. Никогда он не забудет этого прелестного личика, и этих глаз: загадочных, манящих, глубоких… и грустных.
Парень торопливо сбегал по ступенькам, точно за ним гнались.
- Прям, как Рок Звезда, - невзначай буркнул он, чуть не врезавшись в какую-то девушку, с копной чёрных коротко подстриженных "под ёжик" волос. И тут Адам резко затормозил и обернулся на пролёте, понимая, что девушка была весьма миловидной наружности, и что глупо было бы избегать приятного знакомства. Девушка остановилась, с интересом разглядывая парня.
- Я причёску имел в виду, - сразу нашёлся он, участливо и рассеянно указав рукой на волосы. – Прямо, как у рок звезды. Тебе идёт, мне нравится! – добавил он с видом знатока в стилистике, мастерски скрывая робость, под маской манерности. Причёска действительно, очень точно и стильно, обрамляла миловидные черты.
Незнакомка приветливо и простодушно улыбалась, не спеша уходить.
- Тут у друзей группа, выступают в среду, - Боже благослови Стипса! – подумал он тогда, вытаскивая из кармана листовку, и подходя к ней. – Меня попросили флаеры раздать. Ты придёшь?
Она взяла листовку и слегка надула губки, в глазах её играли озорные и весёлые искорки.
- Наверное, нет,- тихо и безрадостно, но с необычайное теплотой ответила она, и собралась продолжить подъём, всё ещё продолжая смотреть на Адама, который застыл, как вкопанный, мысленно проклиная Стипса, на чём свет стоит, и понимающе кивнул.
- Ты здесь живёшь?
- Нет, в гости зашла.
Адам, быстро сглотнул, и понял, что пора сворачиваться.
- Можно тебя сфотографировать? - спросил он, оценивающе изучая утончённое лицо. Девушка ответила молчаливым согласием и снисходительной улыбкой, а профессиональный глаз, требовал снимка. Адам вынул из сумки фотоаппарат и стал подводить объектив. – Вот, так стой!
Лестницу озарила фотовспышка.
- Спасибо! - поблагодарил он модель и убрал фотоаппарат.
За спиной открылись двери подъезда, и на лестничную клетку, повалил народ.
- Леди, не хотите, сходить на концерт? Всего пять баксов! – начал он хорохориться, размахивая листовками перед соседями, которые укоризненно качали головой и крутили пальцами у висков.
Незнакомка продолжила свой подъём.
- Тогда увидимся, как-нибудь!- крикнул он напоследок.
На протяжении всего дня, таинственная незнакомка занимала все мысли Адама. Так хотелось поскорее её встретить, поговорить с ней, познакомиться поближе. Никогда прежде не испытывал он подобного чувства…
А потом тьма, провал... и заключение... Силы таяли и жар усиливался…

Сообщение отредактировал Adam_Stanheight - Среда, 22/04/2009, 16:50
 
Adam_StanheightДата: Среда, 22/04/2009, 14:23 | Сообщение # 22
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
***
Он совсем не услышал жуткого, протяжного скрежета отодвигающейся двери, может быть там, в глубинах затуманенного лихорадочным бредом сознания, он и услыхал слабый шорох, но совсем не подал виду, и не предал должного значения этому звуку.
Тьма… отходящий от вековечного сна мертвец, с простреленной головой, встаёт с холодного пола, и медленно и величаво покидает Комнату Смерти, оставляя несчастного и беспомощного узника, доживать свой недолгий остаток жалкого существования. Он умрёт, станет частью головоломки, а его тело и неприкаянный дух, останутся в этих холодных, мрачных стенах… Если в это злополучное место, попадёт ещё кто-нибудь, то Мученик и Раб напомнит о себе, новый узник увидит его, и разложившееся тело и угнетающая атмосфера напомнит о перенесённых муках и душевных терзаниях…
Призрачным эхом он услышал мягкие шаги… в конце неимоверно длинного, окутанного мраком смерти тоннеля забрезжил свет… тусклый, холодный, как лик смерти, свет стал ярким и залил его бледное, неестественно строгое лицо…
- Адам, Адам… - тихо и мягко, но настойчиво позвал нежный голос, который вырвал Стенхайта из могучих лап чёрной бездны забытья…
Он резко мотнул головой, повернувшись к обладателю голоса. Это была она. Девушка, которую он встретил давеча в подъезде своего дома. Его лицо осталось равнодушным; оно не дрогнуло в испуге или безмерном удивлении, не озарилось радостью, потому что он не мог сказать точно, мираж это, или явь.
- Пить… - слабо прохрипел он. Адам пытался вглядеться в черты лица, за границами света, но оно вдруг исказилось в страдальческой гримасе, словно собиралось заплакать, и она, всхлипнув, поспешно отвернулась.
Голова безвольно запрокинулась, и он снова потерял сознание, лишь дыхание участилось, и в затуманенном разуме витала надежда на спасение.
- Я помогу…. Я освобожу тебя, - заботливо прошептала она ему в ухо, и её губы не вольно соприкасались с его щекой - сейчас всё закончится.
На ощупь Адам нашёл её руку, тонкую и нежную, и крепко сжал, насколько позволяли остатки сил.
Раздался непонятный скрип и шорохи, и их руки разнялись...
Внезапно, что-то эластичное и тонкое, плотно обхватило всё лицо, и прервало дыхание... Беспомощно мыча, с раскрытым в глухом крике ртом, Адам беспомощно и медленно откинулся на спину... Но жажда жизни загорелась в нём неугасимым пламенем.
Парень превратился в клубок сжатых железных пружин, и порывисто вскочил, неистово махая руками. Каждая клеточка его организма яростно, отчаянно жаждала жизни, и готова была бороться за неё до конца, до последнего издыхания. Стенхайт яростно вцепился в источник удушья, и, кажется, почти схватил за руки убивца, но грязные руки лишь скользили по гладкой поверхности пластиковой клеёнки. Фотограф начал терять сознание, запас воздуха в лёгких иссякал, мозг требовал кислорода, сердце безумно стучало.
Слабый толчок заставил шагнуть вперёд и согнуться... Нос встретил твёрдую преграду... и в глазах вспыхнул сноп, переливающихся разными цветами, искр...
Адам продолжал бороться, но сил становилось всё меньше... Сознание угасало... Из глотки вырвался последний, протяжный затихающий хрип, и Адам покинул этот мир...

К О Н Е Ц

Adam_Stanheight ©

Сообщение отредактировал agent - Четверг, 21/05/2009, 12:35
 
joe_salemДата: Четверг, 23/04/2009, 23:50 | Сообщение # 23
Коп
Группа: Пользователи
Сообщений: 856
Статус: Offline
Adam_Stanheight, завидую твоей усидчивости)

P.S. кто-нибудь читал?


The Bible's blind, the Torah's deaf, the Koran is mute
If you burned them all together you'd be close to the truth...
 
Adam_StanheightДата: Пятница, 24/04/2009, 21:55 | Сообщение # 24
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
читали)
 
Adam_StanheightДата: Пятница, 24/04/2009, 21:57 | Сообщение # 25
Журналист
Группа: Пользователи
Сообщений: 94
Статус: Offline
спасибо)
 
Форум » Other » Fan Art/Download » Пила I (новеллизация) (Надоело ждать, пока Ли и Ван подсуетятся, решил написать сам)
Страница 1 из 212»
Поиск:
Хостинг от uCoz© 2007-2012 SawFan.net.ru
хирург в липецке декоративный пруд фото